Sokolsky (sokolsky_mg) wrote,
Sokolsky
sokolsky_mg

Categories:

Бог Варуна и Каменный Конь

В предыдущих сериях: в заповеднике – туристическом комплексе села Каменка Задонского района Липецкой области 10 октября появляется новый экспонат – огромный валун-камень, который рабочие агрофирмы «Аврора» устанавливают на горе неподалеку от деревянной крепости. В то же день, в Лебедянском районе краевед Николай Скуратов становится очевидцем разграбления каменного ансамбля, считающегося в народе древним языческим капищем в местечке Красный Буерак и вывоз одного из «истуканов», известного как Каменный Конь в неизвестном направлении. Происходящее он фиксирует на фото и видео и уже на следующий день обращается в милицию, прокуратуру и СМИ.




«Он!!!», - делает однозначный вывод Николай Скуратов, увидев фото камня из уваровского сафари-парка. И показывает снимок того же камня, до вывоза его из Красного Буерака. И впрямь – один в один. Да, собственно, кто бы сомневался. Совпадения, конечно, бывают, но не в этом случае. Видно, что, несмотря на потерю Каменного Коня, Николай Прокофьевич рад. Да он и не скрывает.

245.93 КБ

- Понимаете, если б Конь ушел в усадьбу какого-нибудь дельца, и стал предметом ландшафтного дизайна за высоченным забором, было бы гораздо хуже. А это камень хотя бы на виду.

Впрочем, от идеи вернуть его на место, в Красный Буерак, он не отказывается. Вижу – бороться Скуратов будет до конца. Не тот человек, чтобы складывать руки.

142.89 КБ

12.94 КБ

Определившись с Конем, просто знакомимся, так сказать, поподробнее.

Свою родную Калиновку, Лебедянского района, Николай Скуратов покинул в 1968-м, уйдя в армию. После дембеля перебрался в Москву, где работал сварщиком и учился на вечернем отделении МГТУ им. Баумана. Днем работал, вечером грыз гранит науки. Одно другому не мешало. Пока работал сварным успел проявить себя и на этом поприще – в 1978 году, как он сам выражается «под занавес своей сварочной деятельности» успел стать чемпионом Союза по сварке, в Киеве в 1978 году. Прославился тогда Скуратов на всю страну Советов благодаря газетам и всесоюзным телевидению и радио.

По окончании «бауманки», Скуратов перешел работать в Курчатовский институт. В отдел, которым руководил блистательный академик ещё курчатовского поколения И.К.Кикоин.

- Отдел работал как идеально отлаженный механизм, а конструкторское бюро решало сложные интересные задачи, - вспоминает Николай Скуратов. - А тут, Евгений Адамов, который был главным инженером института, а впоследствии, «атомным» министром, задумал сделать докторскую диссертацию по теме автоматизации производства. В то время это был деловой инициативный человек. Это потом его испортила перестройка, и он попался на воровстве. Мне было поручено конструирование механической части промышленного робота РК-1. Робот был построен за полтора года. Практически это был первый действующий робот Советского Союза в 1983 году. Это был аппарат способный вести сборочные операции и обслуживать цеховое оборудование, манипулировал деталями массой до 20 килограммов. Статья о нём опубликована в журнале «Наука и жизнь» №2 1989 года. Евгений Олегович успешно защитился, а я получил должность ведущего конструктора. С началом перестройки инженерная деятельность пришла в упадок, и конструкторские разработки прекратились, а мечта о кандидатской диссертации увяла».

В годы перестройки, когда ученые стали никому не нужны, а в институте платили копейки, Скуратов, чтобы как-то содержать семью, стал подрабатывать обычным московским бомбилой. Таксовал в районе трех вокзалов. Вспоминает он об этом неохотно, и, говорит, испытал на своей «шкуре» все. И нож у горла, и пистолет у виска. И этот период жизни растянулась почти на полтора десятка лет.

- Вспомнили про нас в начале нового века, когда поднялась волна терроризма и потребовались технические средства для борьбы с ним. Правительство Ю.М.Лужкова выделило средства на создание мобильного робота – сапёра малого класса для обезвреживания мин внутри средств транспорта. Наш коллектив с задачей справился. В 2004 году робот «Сапёр» был поставлен на вооружение инженерно – сапёрного отдела ГУВД Москвы и эксплуатируется до настоящего времени. Робот представляет собой машину на гусеничном ходу, имеет механическую руку для работы с опасными предметами, водяную пушку для их разрушения, мощную систему телевидения. Он экспонировался на многих выставках, где получил дипломы и дважды был награждён золотой медалью ВВЦ…

В 2007 году Николай Скуратов вышел на пенсию, продал в Москве «хрущевку» и поселился в родной Калиновке, на своей малой родине. Сейчас Николай Прокофьевич разводит пчёл, в свободное время зарывается в архивах и изучает историю своего села и Лебедянского района.

Красный Буерак

Отправляемся в место, в урочище, неподалеку от речки Красивая Меча, куда 20 тысяч лет назад ледник принес огромные камни-валуны.

Выходим из машины на изрытом пригорке, который называется Красный холм. Николай Прокофьевич рассказывает, что на этом холме в V веке было скифское поселение, а в XIV-XV веках здесь существовала пристань расположенная у речного брода на древней торговой водно-сухопутной дороге из Твери и Москвы до Азова и Константинополя. То, что это археологический памятник – видно невооруженным глазом. Тут и там, все разрыто, отчетливые кругляши – окопыши от саперной лопаты. Одним словом, черные копатели трудятся тут с металлоискателем не покладая рук. В раскопах разбросаны осколки керамики. Они не представляют интереса для черных археологов. Эти ушлые ребята выбирают здесь серебряные и медные чешуйчатые монеты и прочие предметы, представляющие ценность на черном же рынке. Скуратов говорит, находили тут монеты и золотые.

317.38 КБ

373.38 КБ

А в 1380 году на этом Красном холме разбивал свой шатер сам Мамай. И тут же через брод Красивой Мечи, драпали остатки его золотоордынского войска, ровно через два дня после того, как их разбили на Куликовом Поле.

Николай Скуратов увлеченно рассказывает, показывая на лес за рекой:

- Во-о-он, в том лесочке засел свеженький отряд конников Боброк-Волынского. И когда показалось растрепанное, но все еще представлявшая грозную силу татарское войско, под командованием Сабана Кашани, преследуемое русскими дружинами, которые били их по берегу Красивой Мечи все два дня после сражения на Куликовом Поле, заградный конный полк Боброк-Волынского выскочил из дубравы.
Это как раз оказалось кстати, так как татарская конница здорово огрызалась – разбила многотысячную пехоту русских.. Свежая, целый день не бывшая в деле конница Боброк-Волынского нанесла татарам сокрушительный удар, обратив их в паническое бегство. А бежали они сюда, к броду, напротив вот этих камней.
Много полегло тут и золоордынцев и русских, которых похоронили в кургане Волотова могила, в устье Красивой Мечи, как говорится в летописях. А устье реки, как вы видите – здесь.

И впрямь, неподалеку отсюда Красивая Меча впадает в Дон. Волотова же могила – прямо перед нами, через реку.

- Камни эти служили древним славянам как языческие истуканы, - рассказывает Скуратов, обходя Красный Буерак. - Совсем неподалеку, всего в сотне метров, до XVIII стояли скифские каменные бабы-божки неприродного происхождения, изготовленные специально для языческих ритуалов. Но в XVIII веке местный барин, борясь с язычеством, скинул их в Красивую Мечу. Некоторые из них и сейчас лежат на дне.

Те же природные истуканы, что в Красном Буераке имеют в народе имена. Самый главный, величественный камень, на котором отчетливо видно человеческое лицо, это Варуна, верховный бог языческого пантеона. Тут же – Серый великан, Мамонт, Черепаха, Морж, еще камень, на котором можно увидеть изображение свастики. И интересный валун с иллюминаторами, выныривающий из земли. Его так и называют – «батискаф». Есть и безымянные камни. Но все тут переворочано вандалами, на камнях следы от ковша экскаватора. Многие камни окапаны и подготовлены для дальнейшего вывоза. А на месте Каменного Коня и вовсе – воронка.

Скуратов считает, что лучше бы Уваркину не связываться с тысячелетними валунами и вернуть Каменного Коня на место. Не простит Варуна конокрадства :)

395.27 КБ
Варуна
394.44 КБ

394.64 КБ
Свастика
384.06 КБ

340.89 КБ
Морж

376.03 КБ
Батискаф

Последствия
315.71 КБ

274.98 КБ

367.56 КБ

Почти развязка

Пока мы бродили со Скуратовым по Красному Буераку, видимо сам Варуна приготовил для нас сюрприз. К урочищу подошел местный житель с тачкой. Он пришел набрать мелких камней для бани. Разговорились, и тут он неожиданно сообщил, что в день вывоза Каменного Коня он тоже стал свидетелем того мероприятия. Только в отличии от Скуратова, он узнал и тех, кто Каменного коня уводил. Рассказ этого человека я записал на видео и диктофон. Люди, увозившие Коня, не из хозяйства Сергея Уваркина. Они местные, из Лебедяни. Причем люди известные и до сих пор считавшиеся порядочными, имеющие хорошую репутацию. Это художник из Лебедяни - Александр Коновалов и руководитель одной из строительных фирм, который, судя по всему и предоставил технику для вывоза камня - Терехов. Видимо, рыночные отношения толкнули этих уважаемых людей на обычное барыжничество элементами ландшафтного дизайна ради банальной наживы. Они же и продали Каменного Коня уваркинской «Авроре». Тут, как говорится, и сказочке конец.

160.45 КБ

277.62 КБ

Кстати, к делу о Каменном Коне подключилась прокуратура Липецкой области. Природоохранный прокурор направил материалы для проверки в Росприроднадзор и Управление экологии администрации Липецкой области. Проверка будет проходить до 5 ноября, после чего прокуратура примет окончательное решение.




Tags: Задонск, Каменка, Лебедянь, Липецкая область, Николай Скуратов, Сергей Уваркин
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments