Sokolsky (sokolsky_mg) wrote,
Sokolsky
sokolsky_mg

Categories:

«Кавказский пленник» Антон Кузнецов сидел в тюрьме, а дагестанское рабство – красивая легенда?

В общем, кажется, наступает развязка в деле рядового Антона Кузнецова, обвиняемого в дезертирстве, который утверждал, что пробыл в рабстве на кирпичных заводах Дагестана аж 4 года.





Началась эта история в марте нынешнего года. Я по какой-то причине замещал главного редактора нашего сайта Gorod48 и принял один интересный звонок. Женщина, представившаяся соседкой некоей Антонины Кузнецовой, поведала душещипательную историю о парне который ушел служить в 2003 году, с армии не вернулся, а объявился буквально на днях. Дескать, служивый, рядовой Антон Кузнецов рассказал, что и не служил вовсе а батрачил на дагестанских баев, на кирпичных заводах Махачкалы.

Соседка была очень взволнована, пеняла журналистам за бездействие, упрекала, что мы никогда ничего не знаем о происходящем. В общем, наезжала по полной программе, будто журналист это Вольф Мессинг и должен читать все мысли человечества. Еле удалось успокоить соседку и взять телефон бабушки.

И вот разговор с бабушкой, которая вся на взводе, сбивчиво рассказывает о внуке которого еще несколько лет назад разыскивало командование в/ч 6752 как дезертировавшего из армии. А он, вот, объявился и «кажа страсти» о кавказском заточении, рабстве у дагестанских баев на кирпичных заводах. По его словам, таких русских, якобы пропавших без вести, в Дагестане много. Антону удалось сбежать. Он долго скитался, прятался, голодал. Несколько месяцев добирался до Липецка. Когда пешком, когда на электричках. По рассказам Антона, пешком он прошагал порядка 300 километров.

Бабушка и внук решили, что Антону лучше легализоваться. Утром 3 марта беглец сам пошел в военно-следственный отдел при военной прокуратуре Тамбовского гарнизона. Парня сразу поместили в в/ч 5961 на улице Механизаторов. На время возобновленного следствия Кузнецова оставили в этой части.

В общем, выслушав бабулю, как временный заместитель редактора я направил по адресу нашу журналистку Нину Вострикову. Та вместе с бабушкой съездила в воинскую часть, к которой Антон был временно прикреплен, пообщалась со строгими военными прокурорами. Сам же Антон ведет себя странно, наотрез отказывается сфотографироваться, и вообще, мало что говорит и не желает вдаваться в подробности. Наша Нина Николаевна делает лишь эту фотографию, что вверху, где он пытается закрыться рукой. Это уже он потом, став «звездой» начнет позировать перед фото и видеокамерами..

Одним словом, составила журналист общую картину в которой непонятного было больше чем понятного. Новость на сайте давать мы не стали, так как дезертирские темы уже всех достали, а в очередной номер нашей газеты МГ, 4 апреля, статью о дагестанском рабстве поместили и стали ждать прояснения ситуации.

С той поры прошло аж два месяца, дело шло ни шатко ни валко, военные отправляли различные запросы в свои армейские инстанции и ждали на них ответы. И вдруг просыпается федеральная пресса – газета «Московский комсомолец» пишет об Антоне и «взрывает» всю страну! Правозащитники заходятся в своем праведном экстазе, военные что-то лапочут в ответ. В Дагестан направляются комиссия за комиссией и… находят там кирпичные заводы, на которых трудятся всякие нелегалы. Но следов пребывания Антона Кузнецова на них нет. Ну да ладно, следы заметать дело не хитрое. Между тем следствие идет уже подталкиваемое силами извне, посерьезнее, чем наши провинциальные. Одновременно с этим Антон через адвоката рассказывает, что его серьезно прессуют и т.д.

Кстати, как только дело рядового Кузнецова получило всероссийскую огласку, его бабушка перестает общаться с прессой и говорит, что будет это делать только за деньги, так как на защиту Антона нужно 100 тысяч. Но, в результате, кое-что рассказывает журналистам и за так. Хотя, рассказывать особо и нечего. Антона под нажимом общественности на время следствия отпустили домой, но продолжали трепать прокурорские допросами, проверками.

Мы, провинциальная пресса столь мощного голоса как федеральная не имеющая, затыкаемся и следим за нашими «старшими товарищами» московскими журналистами, которые крутят маховик на всю катушку. Вскоре, благодаря им, «кирпичные заводики Дагестана» и «рабство» на них становятся именем нарицательным по отношению к российской армии. Впрочем, что их не было, я утверждать не берусь.

Рассказы Антона о рабстве детонируют и в некотором неожиданном направлении. В нашу редакцию (не знаю, как там было в «Московском комсомольце») приходят матери, у которых без вести пропали дети в армии, и с надеждой просят помочь их отыскать: «А вдруг они не погибли, а мучаются в рабстве в горах Кавказа». До сих пор стоит комок в горле после общения с одной из них. Женщина принесла в баночке из-под майонеза то, что осталось от ее сына еще в первую чеченскую. «Я не верю, я не верю, чтобы мой Алёшенька погиб! Эти косточки, что мне отдали, не его! Помогите, вдруг он жив, вдруг он тоже как Антон Кузнецов в рабстве»…

Так что же с Антоном?

Сегодня, уже ближе к вечеру ИТАР-ТАСС выдает новость, дословно: «Солдат-призывник из Липецка Антон Кузнецов, который летом этого года утверждал, что в течение четырех лет находился на положении раба на одном из кирпичных заводов Дагестана, в этот период более года по приговору суда отбывал наказание в одной из колоний. Об этом сообщили в правоохранительных органах по итогам проверки его заявления.

История рядового Антона Кузнецова, призванного на военную службу осенью 2003 года и вернувшегося домой лишь весной 2009 года, вызвала серьезный резонанс в СМИ в июне этого года. Молодой человек утверждал, что с весны 2005 до весны 2009 годов находился практически на положении раба на кирпичных заводах в Дагестане, пока не совершил побег. После его возвращения домой было возобновлено уголовное дело, возбужденное в июне 2005 года военной прокуратурой Махачкалинского гарнизона о самовольном оставлении части.
«Как установила проверка, через два месяца после того, как, по его словам, он был передан неким лицам, заставлявшим его работать на кирпичном заводе, с лета 2005 года по сентябрь 2006 года находился в местах лишения свободы», - сообщили в правоохранительных органах.

По данным источника, он был осужден за три кражи автомагнитолы и радиоколонок из автомобилей, совершенных в Махачкале. «12 августа 2005 года Кировский районный суд Махачкалы приговорил его к одному году лишения свободы в колонии общего режима. Позднее, 26 января 2006 года Ленинский суд Махачкалы признал его виновным в совершении еще двух краж - из строящегося дома и из парикмахерской. Путем частичного сложения наказаний его приговорили к 1 году 4 месяцам лишения свободы», - сообщили в правоохранительных органах. При этом, как установила проверка, в суде он проходил как Антон Харламов и опознать его удалось лишь по отпечаткам пальцев».

ПЫСЫ. В этом деле все запутно. Новость ИТАР-ТАСС добавляет путанницы. Какой еще Харламов? Какие отпечатки пальцев Антона Кузнецова? У нас, что, правосудие совсем впало в маразм? В общем, в деле рядового Кузнецова много загадочного.

Только что я созвонился с адвокатом Антона Кузнецова Олегом Тюриным. Вот что он сказал по этому поводу:

- Для меня эта информация не является секретом. Но, до поры до времени я об этом не хотел распространяться. Однако следствие, я думаю, распространило ее умышленно. Как раз сегодня я ознакомился с документами о, якобы, «судимости» Антона. Правда там, как вы уже знаете, фигурирует Антон Харламов, а не Кузнецов. Причем отчество тоже не совпадает. Антон Кузнецов – Викторович, а махачкалинский воришка магнитол Харламов – Антон Валерьевич. В сообщениях говорится о совпадении отпечатков пальцев, но, результатов экспертизы, увы, мне не показали. Еще один момент: суд никогда не будет выносить приговор по статье о краже, полностью не идентифицировав личность человека, не собрав все справки. Все документы, паспорт, очень скрупулезно проверяются и любая «закорючка», исправление вызывают сомнения. Так что я не верю, чтобы махачкалинский суд осудил человека, не разобравшись, кто он есть на самом деле.

По словам Олега Тюрина, Антон Кузнецов сейчас находится дома, в Липецке, чувствует себя хорошо и уверенно. Новая версия его судьбы и фамилия Харламов вызывают у Антона смех.

- Полагаю, следствие зашло в тупик и не видит из него выхода, - поделился Олег Тюрин. – Думаю, стоит ожидать самых невероятных развитий событий. А что остается Министерству обороны РФ? Официально признать факт продажи офицерами в рабство на кирпичные заводы рядовых российской армии? Поэтому они будут делать все, вплоть до таких вот «голливудских» сценариев. Что предпримем мы, я пока не могу сказать. Нужно досконально разобраться в ситуации..
Tags: кирпичный завод в Дагестане, рабство, рядовой Антон Кузнецов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments