May 8th, 2012

Коля сказал, если выиграем, то нас убьют!©

Оригинал взят у carabaas в Коля сказал, если выиграем, то нас убьют!©
Николаю и его друзьям оставалось семь дней счастливой жизни…© 



Обещал написать еще раз о «Матче смерти» - пишу. Напишу не о фильме, хотя вынес в название цитаты и проиллюстрировал кадром оттуда. Фильм я видел. И вполне могу оценить его как очередную порцию пропаганды, в том числе и антиукраинской. Но сейчас не о фильме, а о «матче смерти»

Постараюсь обойтись одними цитатами из воспоминаний очевидцев и участников матча.

Collapse )

Неизвестный бой после Победы

С Григорием Филлиповичем Безугловым я встречался пару лет назад. Свои воспоминания о войне он начал с самого конца. Когда уже отгремели победные салюты, позади оставался боевой путь от Сталинграда до Германии, ему, радисту, на немецкой реке Шпрее пришлось стать участником боя с недавним союзником СССР. Грешным делом, я как-то с недоверием отнесся к рассказу о той боевой стычке советского артсоединения с союзниками. Лопатил интернет, и ничего о  том бое не нашел. Может кто из ЖЖистов, фрэндов и не очень слышал об этом? Поделитесь, если подобное имело место быть. Но, просьба, в любом случае, если это окажется фантазией, не нападать на ветерана. Из полутора десятка человек, что я опросил накануне 65-летия Победы пара-тройка уже были явно где-то "в Нирване", и их рассказы походили более на смесь из увиденного в кино, причем в кино не советском, а современном российском о войне, со всеми чудесами и фантастикой. И судить их нельзя, так как боевой путь подтвержден многократно, но ближе к  своим 90 и старше, у дедков в мозгу произошли изменения и некоторые эпизоды их жизни, возможно, навеяны им откуда-то из "подкорки", куда в своей время были записаны из книжек и фильмов, но ставшие их собственной жизнью. И это объективная реальность, а не их в том вина.

В общем, слово Григорию Филлиповичу Безуглову.

- Это было километрах в ста пятидесяти от Берлина, в июле 1945-го, - вспоминает Григорий Филлипович. – На одном берегу Шпрее стояли советские войска, на другом – союзники – части армий США и Франции. Наш берег реки был обрывистым и высоким. Берег союзников – ровный как пляж. С нашей стороны стояло большое артсоединение: были и гаубицы, и минометы, и «Катюши». Войне конец, и никто и предположить не мог, что вся эта мощь скоро пригодится.

В какой-то момент союзники стали вести себя беспокойно. С нашего высокого берега все их передвижения просматривались очень хорошо. Носились «Доджи» и «Шевроле», наблюдалось движение техники, солдат. Дня три происходила концентрация войск. Мы сначала предполагали, что, может быть, американцы затеяли маневры или учения. Но однажды утром по нашему берегу был открыт огонь…

Что послужило причиной нападения, какая провокация – никто не мог понять. Но, тем не менее, огонь велся, и у нас пошли потери. Командир нашей части, полковник, приказал мне, радисту, выйти на связь с вышестоящим начальством. Ответил генерал-лейтенант Телегин. Наш полковник доложил ему об американском обстреле и спросил: «Что будем делать?». Думал генерал-лейтенант недолго и, взяв всю ответственность на себя, отдал приказ открыть огонь из всех видов оружия и вести его в течение часа.

И тут началось! Боеприпасов было много, загремело, заволокло все дымом. Прошел час. Расселся дым, осела пыль, полковник посмотрел в бинокль – на другом берегу Шпрее воронка на воронке, и никаких войск союзников, будто косой прошли. Потом смотрим, едут два «доджика» с белыми флагами. Парламентеры, значит. На мосту встретили их наши, и колонна отправилась в Берлин разбираться в инциденте. Как потом говорили, союзники решили испытать силу Красной армии, которая четыре года вела самые кровопролитные бои и, видимо, ослабла. Испытали...



Collapse )