Sokolsky (sokolsky_mg) wrote,
Sokolsky
sokolsky_mg

Categories:

Необычайные приключения липецких блогеров в Антарктиде I

Автор этой пишущейся в данный момент приключенческой повести известен. Но пока он сам не захочет, оглашать его имени не будем. Главы повести, навеянные инициативой Алексея Логинова loginov_lip собрать блоггеров и отправится в экспедицию в Антарктиду, публикуются в блогах MyGorod48.ru.

Главные герои повести - блоггеры MyGorod48.ru, но у многих из них есть аккаунты и в ЖЖ.


Однако, многие события, упоминаемые в произведении, невозможно понять, не читая блогов на MyGorod48.ru. Так что если чО не поняли - не обессудьте. А лучше спросите)))

И так, поехали, навстречу забавным, полных опасностей приключениям липецких блоггеров по пути в Антарктиду.


ГЛАВА 1

Беспяткин bespyatkin жадно жрал бутерброд с красной икрой, облизывая распухшие от мороза пальцы. Тарелку с бутербродами подогнал блогерам лично чиновник Логинов – для этого ему пришлось потратить половину своей зарплаты. Но игра стоила свеч, - тусняк блогеров сайта Gorod48 состоялся, и теперь Логинову оставалась всего лишь тихо взять его под свой контроль. Это было задание мэрии, которая уже просто устала от беспощадных наездов доморощенных писателей.
Рядом с Беспяткиным, также беззаботно хрюкая от удовольствия, ели бутерброды и остальные знаменитые блогеры: Луговой lugovoy_mg , Нестор, Эфа, Тренер, Правдоруб, Сулим sulim и Григорьев shandor1962. Все они еще совершенно не знали, что каждая ложка красной икры, исчезающая в их ртах, была элементарным крючком опытного рыболова Логинова, который в нужный момент должен тихонько подсечь эту ораву и умно потащить в нужном направлении.
- Бля, у нас в тюрьме, так не кормили, - нарушил молчание блогер Григорьев. Он наиболее активно утрамбовывал красную икру в свой организм, запихивая ее не только в рот, но и вдувая в ноздри.
- А что давали? – поинтересовался Беспяткин, незаметно вытирая рот капюшоном Лугового.
- Макароны, - бойко ответил Григорьев. – Притом такой длины, что не успеешь положить его в рот, как он уже лезет через жопу. И чай!
Григорьев прикрыл глаза от удовольствия, и на веках авторитетного сидельца блогеры увидели надпись: Не будить! Они спят!
- А сколько ты оттарабанил? – продолжал беседу Беспяткин.
- Треху! – ответил Григорьев. – От звонка до звонка! С понедельника до четверга!
- Бля! – хихикнул Правдоруб. – Три дня что ли?
- Встань в стойло!- прикрикнул на него авторитет Григорьев. – У меня такая статья, что по ней хоть трое суток сиди, ее все зеки уважают.
- Какая же? – спросил Нестор.
Он единственный из блогеров сидел ко всем спиной, чтобы никто не видел его лица, поэтому друзья подкладывали ему бутерброды под задницу, которые Нестор акробатическими движениями таза подгребал вперед к рукам.
- Убийство!– ответил Григорьев.
– Замочил листовку ‘Единой России’! – разъяснил присутствующим Тренер. - Загрыз ее зубами и съел.
- Когда его менты вязали, две роты спецназа пришло, - поддакнула Эфа.
- Чтобы поржать что ли? - усмехнулся Правдоруб.
Григорьев сердито покосился на Правдоруба и вынул сигарету.
- Фильтруй базар, паскуда, а не то…
- Товарищи, - давайте не ссориться! – развеял сгустившиеся над столом тучи Луговой. Он пришел на тусняк блогеров с синим ведром и украдкой смахивал в него лежавшие поближе к краю бутерброды. Бутерброды шмякались об дно ведра с гулким эхом и в этот момент Луговой громко чихал, чтобы самые подозрительные блогеры не могли понять в чем дело.
В это время за окном кафе громко пронесся истребитель.
- Харчевский! – громко сказал, молчавший до этого Сулим. – На дачу полетел.
- С чего ты взял? – удивились блогеры.
- А он мне сегодня сам сказал, - бодро пояснил Сулим. – Специально говорит по дороге на дачу мимо вашего сборища блогеров в кафе пролечу. Вечером подготовлю видеобращение к Президенту про этот вопиющий случай.
- Так это он тебя просто дразнит, после того, как от полетов отстранил, - засмеялся Григорьев.
- Они смеются!- увидели при этом надпись на зубах авторитета изумленные блогеры.
- Ну да, - ответил Сулим.
- Эх, Сулим! – сказал Луговой. – Не можешь ты людей разоблачать. Ты стараешься правду писать, а правда она бывает не так интересна, как хорошая ночная фантазия. Вот я статью напишу, и такой шорох по городу идет, что сам думаю, а не спиздил ли я лишнего.
- А мне романы Беспяткина нравятся, - заявил Нестор. – Вот у него есть роман про любовь. Там рабочий строитель пришел к бухгалтеру, к которой питал чувства. И, цитирую:
- Ты че бля на свидание не пришла вчера?
- Че бля?
- Ниче бля, я ждал бля, уебался, замерз, как долбоеб.
- Пошел ты на хуй отсюда.
- А бля, ну ладно бля.
- Да это я давно написал, - засмущался Беспяткин. – Сейчас слог подточил, диалоги влюбленных более развернуты.
- Да не, Беспяткин, - ответил Нестор. – Диалоги наоборот в жилу.
- Леха, а ты че с санками пришел? – повернулись к чиновнику Логинову сытые блогеры.
- Так я пришел с санками, потому что уже год с ними хожу. Готовлюсь штурмовать Южный полюс и таскаю их вместо тренировки. Вы что не читали на Gorode про это?
- Да мы думали, ты прикалываешься, - ответил Беспяткин. – Так ты для этого нас собрал.
- Ну да, кто хочет присоединиться, и пойти на лыжах, скажите.
- Мне по понятиям нельзя, - ответил Григорьев. – Где это вы видели, чтобы уважаемый сиделец на лыжи вставал. У нас на зоне, когда на лыжи ставят, это означает – сокамерники из камеры выгоняют Я вот к Южному полюсу на санках могу доехать, если довезете. Это по понятиям.
- Да нет. Санки это для продуктов, - ответил Логинов.
- Мне тоже нельзя отлучиться. Я крышами занимаюсь, работы пруд пруди.
- А сколько у тебя крыша стоит, - спросил Григорьев.
- Ну сколько, кто сколько даст, - ответил Беспяткин.
- Обнаглели предприниматели, - ответил Григорьев. – У нас с братвой все четко. Крыша стоит пятьдесят процентов.
Григорьев вынул опасную бритву и ухмыльнувшись, начал подрезать ей ногти.
- А вот я пойду, - поднялся из-за стола Тренер. – Я тренер по лыжному спорту и люблю такие походы.
- И я пойду, - сказала Эфа.
- Можно угнать из части самолет и долететь, - громко сказал Сулим. – А над самым полюсом прыгнуть с парашютами.
- Не по понятиям, - снова сказал Григорьев. – Это у нас на зоне, когда прописку в камере делали, там такой вопрос был – что ты будешь делать, если летишь с парашютом, а внизу море хуев.
- И что же? – спросил Тренер.
- Ну вот не знаешь, а хочешь прыгать. Надо взять саблю точеную и рубить хуи крученые.
- Бля, да ты за трое суток ареста, там и прописался и все понятия изучил, - сказал Правдоруб.
- А ты то думал, - ответил Григорьев. – Ты думал тюрьма исправляет? Она наоборот человека в преступника превращает. Я правда выстоял.
- Да причем тут самолет, - сказал Логинов. – Просто этот поход на полюс, как бы служит объединением липецких блогеров. По пути на полюс мы подружимся, писать будем более похоже друг на друга.
- Это как? – спросил Беспятикн.
- Ну сейчас вот каждый пишет как хочет, и нападки у каждого свои на врагов. А в походе мы определи, кто наш общий враг. Мэрия поддержит. Обещала.
- Понятно, - встал из-за стола Беспяткин. – Это не приемлемо. Так что я пошел на работу. Крыши крыть. Для меня свобода слова – это главное. И что хочет мэрия, мне не важно.
- И я тоже пойду, - сказал Григорьев. – Власть меня в тюрьму посадила, зачем мне ее поддержка.
Потихоньку все блогеры встали и ушли. А Логинов остался один с санками. Вот так вот прошла встреча блогеров


Следующий день у чиновника Логинова прошел в заботах и делах. Посетители шли непрерывным потоком с жалобами и просьбами, и Логинов с огромным нетерпением ждал вечера, когда уставший от проблем города, он плюхнется в горячую ванну с глобусом в руках и будет искать ту самую далекую таинственную Антарктиду. А потом, тепло прижав глобус, как любимую женщину, он заснет в пене шампуни и брызг воды из серебристого крана, погрузившись в волну своих самых смелых фантазий.
- Логинов! - чей-то знакомый голос вывел его из сладкого оцепенения.
Чиновник Логинов открыл глаза и увидел стоящего перед его столом блогера Григорьева.
- Как вы так не слышно вошли? – изумился Логинов.
- В тюрьме научили, - ответил Григорьев. – Этот способ передвижения называется – на цырлах. Встаете ночью, как кошка на подушки ступней и подкрадываетесь к своему оппозиционеру со спины. А потом накидываете ему на голову целлофановый пакет…
- Ладно. Ладно. А вы у охраны записывались?
- Да нет. Вот как раз охранников я на цырлах и прошел. Остальные записываются. С Нестором правда проблема. Он никак не хочет свое лицо показывать. Так и пришел в мэрию спиной вперед. Позвоните, чтобы пропустили.
- А кто еще пришел? - Логинов взял в руку телефон и набрал охрану.
- Ну, все те, кто вчера на встрече блогеров был. Беспяткин, Тренер, Сулим. Луговой вчера сказал, что у вас в мэрии коррупция просто аховская. Вот мы и подумали, ведь путевки на Антарктиду, про которые вы вчера говорили, нам же мэрия проплатит, да? А, значит, не на свои поедем. А это меняет дело. Кстати, икра еще есть?
- Да, вот пожалуйста, - Логинов наклонился к коробке под столом и достал трехлитровую банку икры, такую же банку меда и несколько ложек.
- О! Медку въебать, для арестанта дело почетное, - обрадовался Григорьев. – Кстати, я еще хочу вопрос поднять о компенсации для незаконно репрессированных. Треху ведь оттарабанил, какие-то дивиденты полагаются или нет?
- Это к Мигите! – отмахнулся Логинов. – У меня другая сфера.
- А че за Мигита? От кого он отталкивается?
- В смысле отталкивается, - не понял Логинов.
- Ну, каждый авторитет от кого-то отталкивается. От того, кто еще круче. Вот ты от Мигиты, а он от кого? Под кем ходит? Кто ему лицензию на отстрел прохожих дает? Или вы по беспределу людей шмаляете?
- Да никого мы не шмаляем, - рассердился Логинов. – У нас тут мэрия. Мы людям помогаем. Вопросы ЖКХ решаем. Трудовые конфликты, например. Спортивные площадки строим.
- Во, как! – изумился Григорьев. – Как тут все поменялось, пока я зону топтал. А фамилия такая авторитетная, - Мигита. С такой фамилией только банки грабить, а он трудовые конфликты решает. Хотя, если конфликты решает, значит тоже наш. Как с ним познакомиться?
- Опа! – в кабинет ввалились довольные блогеры. – Логинов, здорово! Ха! Ну ты молодец! И икра на столе.
- Здрасте! Здрасте! – воскликнул обрадованный Логинов и побежал на встречу друзьям.
- Знаешь, Логинов! Вот что я подумал, пока сюда шел, - плюхнулся в кресло Логинова Беспяткин.- У вас крыша в мэрии старая, пора менять. Давай договор заключим, моя бригада вам органично и крышу поменяет и мансардные окна поставит. Тут вместе с закупкой материалов, покраской и декоративным оформлением, такие деньги вырисовываются, что на всю нашу бригаду полярников хватит.
- Это Мигита решает! – ответил за Логинов Григорьев. – Пробивал уже. Леха только баскетбольные мячики для спортивных площадок выдает. Остальное не в его компентенции.
- Икра, - зажмурив глаза от удовольствия, засунул руку в банку Луговой. – Как я соскучился. Третий раз ем. Второй вчера, а первый это когда сайт Gorod48 открывали. Кстати хорошая икра, смотрите. Икринки, твердые упругие и однородные. Логинов, взятку что ли дали?
- Да нет, - покраснел Логинов. – Мы в мэрии взяток не берем.
- Знаю, знаю, - усмехнулся Луговой, вывалив оставшуюся икру из банки в свое синее ведро.
- А че ты, Леха, стесняешься что ли? – подошел к столу поближе Григорьев. – Взятки брать, по понятиям приветствуется. Хищения и казнокрадство – почетные статьи. Давай, если хочешь, я перед твоим кабинетом стол поставлю в коридоре, а то у тебя даже секретаря нет. Денег срубим с посетителей.
- Нет, я не согласен!
- Да я тоже шучу, - ответил Григорьев. – Сюда ведь в основном люди бедные ходят, а по понятиям рабочий класс обижать нельзя. Это я тебя просто пробивал. У нас на зоне все друг друга пробивают. Ищут за что зацепиться. Ты думаешь, мне такие деньги нужны? Я за народ кому хочешь пасть порву. Хочешь сейчас встану перед вашей мэрией в одиночном пикете?
- Нет не надо, - ответил Логинов. – А то меня с работы уволят!
- А у нас в военной части этого не понимают, - влез в разговор Сулим. – Как только зарплату выдают…
- Да знаем, знаем, - отмахнулся от него Беспяткин. – Вон кстати в окне истребитель летит. Не Харчевский ли опять на дачу?
- Где? – побежал к окну Сулим.
- Отсекаем от меда конкурентов, - заговорщицки шепнул друзьям Беспяткин и залез в банку чиновничьей ложкой.
- Ну раз вы здесь все собрались, давайте по существу. А то вчера поговорить не удалось, - сделал серьезное лицо Логинов.
- Вот карта Антарктиды. Маршрут такой. Доезжаем на поезде из Липецка до Ташкента, а там через Афган, морем до Австралии и оттуда тоже морем уже до Антарктиды. Кто не знает, Антарктида – это тоже материк с площадью больше 12 миллионов километров.
- Ни хуя! Семьдесят два миллиона баксов! – воскликнул Беспяткин. - Это если крыть финской металлочерепицей По 6 баксов. за квадратный метр!
- А причем тут это? – спросил блогер Тренер.
- Извините. Это профессиональная реакция на слово площадь, - засмущался Беспяткин. Рефлекс, как у собаки Павлова.
- Поэтому, - продолжил Логинов. – Идти до Южного полюса от побережья придется очень долго.
- Так Мигита платит или нет? – спросил Григорьев.
- Пока не говорил, - ответил Логинов. - Но есть вариант, вынуть деньги из строительства студенческой общаги. Потому что наша поездка имиджевая для города, и тут без участия мэрии не обойтись.
- Когда я был студентом, - сказал Луговой. – Постоянно хотелось жрать. Днями и ночами бегали на колхозные поля и рыли картошку. Я как то писал об этом в своем блоге.
- Ну о чем я и говорю, - сказал Логинов. – Если студент постоянно торчит на колхозном поле в поисках жратвы, зачем ему общага.
- Логично, - ухмыльнулся Григорьев. – И по понятиям.
- А я предлагаю поехать на Антарктиду из Южной Америки, - сказал Тренер. - Там из порта Ушайи с Огненной Земли в разгар сезона можно доплыть на круизном теплоходе за 900 баксов. А до Южной Америки долететь на самолете.
- Да нет лучше, через Ташкент, - ответил Григорьев. – У меня там кореш Мираб Ташкентский, вместе чалились. Если что, он нас через Афган на попутках перевезет. Под ним вся наркота и торговля людьми в этом регионе. Сэкономим какие то деньги.
- А как с Нестором тона Антарктиду идти? – спросил Тренер. – Он и сейчас ко всем спиной стоит и по улице также ходит. Какие-то особенные лыжи для него делать?
- А у меня маска лыжная есть, - не оборачиваясь ответил Нестор. – Там кстати она всем пригодится. Мороз жуткий.
- Не понял, - сказал Григорьев. – Там что холодно?
- 89 градусов ниже нуля, - ответил Логинов.
- Сколько?- воскликнул Григорьев. – Да у нас в карцере и то плюсовая температура.
- Ну это рекорд, - сказал Логинов. – А так 20 – 30 градусов. Проблема не в температуре, а а в ветре. Там очень сильные ветры, и например, Луговой, из за своего маленького веса можете долететь до полюса вверх ногами.
- Луговому на шею можно повестить две гантели, - сказал Тренер. – А что если нам сделать огромные сани и поставить парус?
- А ты думаешь там ветер дует всегда к полюсу? – ответил Беспяткин. – Например, у нас на работе, когда мы чиним крыши, ветер дует всегда строго в лицо, в какую сторону не повернись.
- Антарктида высокий материк, две тысячи метров на уровнем моря, - сказал Логинов. – Так что там ветер намного сильнее.
- Это почти как в горах? – воскликнул Логинов. – Круто! А что жрать то там будем? Мигита об этом думал?
- Да что ты все Мигита и Мигита, - возмутился Логинов. – Мигита вообще пока ничего об этой поездке не знает. Его еще готовить надо. Подождать пока настроение хорошее будет, правильно подъехать, заинтересовать.
- Ну точно, как у нас в тюрьме, - ответил Григорьев. – Там тоже, если к кому не вовремя подойдешь, таких пиздюлей можно получить.
- Жрать мы там будем, что каждый с собой возьмет. Положим это все на санки и повезем.
- А чефир чем подогревать будем? – спросил Григорьев. – Тем более я возьму пару фляг, тащить тяжело будет.
- Никакого алкоголя! – ответил Логинов. – Понимаю, не по понятиям, но такие правила.
- Логинов! – забежала в кабинет секретарша. – Мигита вызывает!
- Так, в общем, договорились, - сказал блогерам Логинов. – Как только что то прояснится, я вам звякну. А пока готовьтесь.
Логинов выскочил из кабинета и блогеры вышли следом за ним. Встреча с чиновником внесла коррективы в планы каждого из них. И теперь все они настроились на необычайные приключения


Мигита стоял перед окном и рассерженно теребил занавеску. Услышав стук в дверь, он распрямил спину и громко сказал:
 - Зайди!
 - Вызывали? – чиновник Логинов склонился в почтительном реверансе.
 - Ну что там у нас с этими блогерами? Взял их в оборот?
- Пока еще нет, товарищ Мигита, - ответил Логинов. – Но у меня есть определенный план и, если следовать ему, то весьма скоро мы получим над ними полный контроль.
- Давай, поторопись! – сухо сказал Мигита. – Пора прикрыть рот этой пиздобратии. Почитай только заголовки их блогов: Гулевский украл. Гулевский кинул. Во всех проблемах города винят только Гулевского.
- Да голодный народ, - сказал Логинов. – А у народа всегда виновата власть. Но я придумал, как подружиться с главными недовольными из них. Схожу с ними в поход на Антарктиду. Трудности перехода, взаимопомощь, рука товарища на плече товарища – все это должно нас объединить.
– Баб то хотя бы берете?
- Берем одну. По кличке Эфа.
- Замужем?
- Да хрен ее знает. По дороге расспросим.
- Ну что же, дело правильное. Может так их можно обуздать. А от меня что нужно?
В это время на столе у Мигиты зазвонил телефон.
- Минутку, - сказал Мигита кому то в трубку.
- Алексей, - шепнул он Логинову. - Звонят из отдела экологии правительства России. Какие у нас сейчас показатели?
- По Лисину или по Фарингейту? – спросил Логинов.
- А какая разница?
- Ну, если по Лисину, то по сводкам, которые печатаются на сайте Gorod48, кристально чистая липецкая атмосфера состоит из 100 процентов кислорода. А если по Фарингейту, то 30 процентов серы, 30 процентов цезия, восемьдесят процентов других выбросов и…
- Экология в порядке, - буркнул Мигита в трубку и показал Логинову на стул.
Логинов присел и вытащил из кармана исписанный лист бумаги.
- В настоящее время особое внимание общественности привлекают статьи Игоря Лугового, Эдуарда Беспяткина, а также блогеров Нестора, Александра Григорьева и Игоря Сулима, - развернуто объяснил Логинов. – Чтобы никто ничего не заподозрил, придется взять и других начинающих блогеров, в частности Эфу, Тренера, Правдоруба, Эмета, Спицына и так далее. Экспедиция на Антарктиду будет проходить под лозунгом объединения липецких блогеров в некий кружок для общения. В процессе экспедиции блогерам будет предложена разная практическая помощь из мэрии, и впоследствии их полное подчинение. Например, блогер Григорьев имеет страсть к одиночным пикетам, и потому можно предложить ему работу швейцара в одном из подконтрольных нам ресторанов, например, в ресторане ‘Евразия’. Беспяткин имеет полную почти что наркотическую зависимость от ремонта крыш – некий объем работы на крыше мэрии за бюджетные деньги вдохновит недовольного писателя поменять свои жизненные взгляды. Луговой сделал карьеру на волне разоблачений сотрудников правоохранительных органов – здесь проблем не будет, мэрия его интересует не так уж и сильно. Так что ненавязчивое подкидывание нужного компромата призовет его к сотрудничеству.
- Меня вчера гаишник охуярил на сто рублей, - возмутился Мигита. – Пусть Луговой его порвет! Можешь договориться?
- Только после Антарктиды, товарищ Мигита! – ответил Логинов. – Сейчас блогеры смотрят на меня пока еще подозрительно.
- Так, ну а Сулим?
- Сулим в принципе наш человек и про мэрию ничего не пишет. Его враги – это армия, коррупция в армейской бухгалтерии, прапорщики. Но Сулим в отличии от других блогеров военный человек, и его можно использовать при тяге санок с продуктами к Южному полюсу, именно, здесь военная закалка и сноровка могут очень сильно пригодиться. Но наш поход требует финансирования.
- Это понятно, - ответил Мигита. – Сколько?
- Так как экспедиция имиджевая, то делать ее надо с размахом. Военный оркестр, самолет, круизный лайнер, это до Антарктиды. По самой Антарктиде пойдем на лыжах, тут потребуются навигаторы и вертолет, хорошая еда и очень теплая одежда. Обратно также самолет, лайнер и шикарная встреча. Я посчитал, получается где-то под миллион долларов.
- Занятная сумма, - почесал голову Мигита.
- У нас есть недостроенная общага для студентов. Запланирована как раз такая сумма. Можно выдернуть из бюджета ее.
- Хорошо, я подумаю. Иди


В то время когда чиновник Логинов беседовал с Мигитой, обрадованные блогеры толпой вывалили из мэрии.
 - От звонка до звонка я свой срок отсидел,
Оттоптал по таежным делянкам, - громко пел Григорьев изумленным прохожим.
- Григорьев, ты бы вел себя потише, - подсказал ему Луговой. – А то подумают, что мы какая-то банда.
- Кто подумает? –расставил руки во всю длину Григорьев встречным студенткам. - Они что ли? Ша, бля!
Студентки кинулись врассыпную.
Глухой удар о фонарный столб заставил блогеров повернуться назад.
- Извините, - сказал друзьям блогер Нестор. – Это я за вами идти не успеваю.
Нестор все еще скрывал свое лицо и потому передвигался по улице спиной.
- А что правда никто не видел Нестора в лицо? - изумился Сулим
- Правда, - ответил Луговой. – Хочешь проверь. Можешь обежать его с любой стороны и везде увидишь только его затылок. А, если все же получится опередить поворот его шеи, то он просто плюхнется в снег.
- Нестор начинал писать оппозиционные статьи, когда ты, Сулим еще под стол пешком ходил, - пояснил Беспяткин. – Первые блогеры частенько получали пизды за свои смелые рассказы прямо на улице, вот он и шифровался. А сейчас делает это по привычке.

- Блин! – привлек внимание товарищей Луговой. - Банер с Путиным. Держите Григорьева!
- Порву, на хуй! – кинулся на банер Григорьев, но предупрежденные друзья уже крепко схватили его за руки.
- Просто видел новые нормативы размещения банеров с Путиным и Единой Россией. К нам в редакцию из мэрии прислали, - объяснил свою сообразительность Луговой. – Там указано, что банеры разрешено вешать только вне зоны досягаемости удара шваброй оппозиционера Григорьева. А этот банер почему то ниже висит.
- Всю жизнь мне чуть не сломал!- орал плененный Григорьев. - Его продажные судьи и менты меня в тюрягу упекли! Треху дали!
- Да ладно что ты заладил треху, треху! – возмутился Сулим. – У нас в армии и то пять суток гаупфахты дают. А ты отсидел трое суток и пальцы топыришь.
- Да причем тут твоя губа, - встал с асфальта Григорьев и стал отряхиваться от снега. – На твоей губе солдаты сидят, а я с урками чалился. У тебя после твоей губы такое есть на ногах?
Григорьев снял ботинки и носки, и блогеры прочитали надпись на ступнях:
-  Они устали топтать зону!
- Григорьев, - помог ему подняться Беспяткин. – А ты не в курсе, что наша мэрия полностью под Путиным? Так что ты особо не бросайся на его портреты. Как бы тебе этот портрет не пришлось нести до самого полюса, в знак признательности за финансирование турпохода. Сам подумай. До выборов месяц, щас деньги только под них и можно выбить. Леха Логинов просто недоговаривает.
- Братва не поймет, - твердо ответил Григорьев.
- Нет, вы Григорьев уже определяйтесь с кем вы, с братвой или с нами, - сказал Луговой. – На Южный полюс люди не так часто ходят. Тут и слава и популярность блогов. Разве вы хотите, чтобы вашу славу другой прибрал?
- Нет не хочу, - буркнул в ответ Григорьев.
- Ну тогда эти ваши зоновские замашки бросьте.
- От отсутствия понятий может быть недопонимание в коллективе, - ответил Григорьев.
- Будет понимание! – ответил Луговой.
Он вытянулся в струнку и слегка наклонившись отдал честь пролетевшему мимо Мерседесу.
- Лисин? – спросил Сулим.
- Да, - ответил покрасневший Луговой. – С работы наверное едет.
- Давно мечтаю познакомиться, - мечтательно сказал Сулим.
- Да мы и сами не часто его видим.
- А почему вы всегда с синим ведром? - спросил Сулим. – ОСВ. Общество синих ведерок? Борьба с мигалками?
- Да Луговой, с этим ведром ходит еще до того, как это общество появилось, - заржал Беспяткин. – Зайди в его блог и почитай
Луговой скромно покраснел.
- Ну что по домам? – бодро спросил товарищей Григорьев. – А то я уже пришел. Вот мой дом. Около подъезда Гулевского. Одиночный пикет.
- По домам,- крикнул друзьям Беспяткин и весело помчался к автобусу.
Потихоньку разбрелись и остальные блогеры. Веселые и юркие от мороза, они понеслись домой печатать свои новые статьи про проблемы города. Ведь пока еще мэрия не выделила денег на экспедицию, значит она совсем не друг. А значит, город ждут новые разоблачения

Всю ночь Беспяткин не мог сомкнуть глаз. Уже пятый том подряд он пытался соединить двух влюбленных – строителя из муниципальной компании и ее бухгалтера. Именно, реплики из первого тома этого романа цитировал Нестор в кафе на встрече блогеров с чиновником Логиновым, описывая их первое свидание.
- Ты че бля на свидание не пришла вчера?
- Че бля?
- Ниче бля, я ждал бля, уебался, замерз, как долбоеб.
- Пошел ты на хуй отсюда.
- А бля, ну ладно бля.
С тех пор Беспяткин долгое время околачивался на стройках Липецка, пытаясь услышать, а потом вложить в уста своего героя какие-то более литературные и трогательные слова. Но увы, липецкие строители таких слов практически не знали.
- Ну Люська и сиськи у тебя, - выводил на клавиатуре новый диалог строителя и бухгалтера Беспяткин.
- Вот щас я этими сиськами как дам тебе по еблу, чтобы не ходил сюда больше, - отвечала бухгалтер.
- Может в кино сходим? – в сотый раз предложил строитель.
- Может и сходим, - игриво ответила бухгалтер и громко хлопнула перед строителем дверью. – Когда Жигули на иномарку поменяешь.
Бухгалтерия дико заржала.
- Бля! – подумал Беспяткин. – Ну ничего не выходит. Надо писать что-то новое.
Он вышел на балкон и вдохнул свежий морозный воздух.

В это же время в другом конце города, журналист Луговой выдавал очередной опус с участием знаменитого липецкого полковника Валетова.
- Валетов бежал за преступником семимильными шагами, - строчил Луговой. – Бандит чувствовал его дыхание, но не сдавался. Он знал, что его ждет жестокая пытка в холодной камере, а может быть Валетов разрежет и выпотрошит его кишки прямо на улице, и потому стремительно прибавлял ход. Это был десятитысячный юбилейный преступник, преследуемый липецким сыщиком, который в одном лице разоблачил в городе все мафиозные группировки.
- Нет что-то не то, - подумал Луговой и проглотил, лежавший на тарелке ломтик аппетитного сала. – Получается, слишком пафосно и неправдоподобно. Может быть попробовать так.
- Полковник Валетов азартно крался по крыше к ничего не подозревавшему воришке. Воришка откручивал спутниковую антенну и, когда железные пальцы полковника оказались у него на плече, громко завизжал. Через минуту воришка лежал на спине, а Валетов всаживал ему в лицо свои стальные кулаки.
- Что пишешь? - спросила у Лугового жена.
- Да вот брал интервью у Валетова, и хочу опубликовать статью о его подвигах.
- Ужас, - прочитала опус Лугового жена. – Он что действительно так делал?
- Да нет, - ответил Луговой. – Но то, что он рассказал, весьма скучновато для современных читателей. А современный читатель хочет настоящих приключений!
- Ну тогда сделай из него интеллектуала, а не молотобойца.
- Точно, - ответил Луговой и напечатал:.
- Валетов подошел к месту преступления и увидел на снегу довольно свежие отпечатки галош. Одна галоша была более смещена к центру, чем другая, из чего Валетов сделал вывод, что преступник – хромой. Пятки галош плотно утопающие в снегу, подсказывали полковнику, что бандит нес тяжелый груз. Возможно, мешок с награбленным. Валетов быстро побежал по следу и наткнулся на трамвайную остановку. На ней стоял какой-то турист в валенках и галошах с рюкзаком на плечах. Валетов подкрался к нему на цыпочках и занес милицейскую дубинку над головой…
- Игорь, - тронула Лугового за плечо улыбающаяся жена. – Не молотобойца, а интеллектуала.
- Ладно потом напишу, - выключил компюьтер Луговой. – Что то в голову ничего не лезет.
Он тоже вышел на балкон и посмотрел вдаль.
- Какая же она Антарктида, - подумал Луговой. – Большая и снежная, с пингвинами и айсбергами. А вдруг у Логинова правда найдутся на экспедицию деньги. И мы липецкие блогеры сможем открыть для себя далекий и таинственный Южный полюс.

- Который открыл в 1911 году Руаль Амундсен, - прочитал в книге по географии за пятый класс блогер Григорьев. - Как же так, значит, мы не станем первопроходцами на этой Антарктиде?
Григорьев заварил крепкого чая и придвинул к себе сахарницу с надписью ‘Посыпуха’. Отсидка в тюрьме привязала к нему некоторые выражения, в частности, масло в тюрьме называют - помазуха, а сахар – посыпуха.
- Как показывает история, люди помнят лишь тех, кто стоял у руля какой-то экспедиции, - размышлял Григорьев. – Вот например Амундсен шел не один, но имен его соратников историки не пишут. Тоже самое может получится и с нашей экспедицией. Если ее возглавит Логинов, то Логинов и соберет все лавры. А, если ее возглавлю я, то лавры соберу тоже я. С другой стороны платит за экспедицию мэрия и чиновник Логинов по-любому станет в ней главным. А значит надо совершить что-то необычное. Например по пути к полюсу разделиться на две группы и возглавить одну из них. Это будет что-то вроде бунта на корабле, но зато мир узнает, что на полюс рванули сразу две группы, одна из которых будет называться группа Григорьева. Но так как Сулим в экспедиции один, и именно ему Логинов хочет поручить тащить санки с продуктами, то тут может возникнуть облом. Сулим никогда не пойдет в одной группе с сидельцем, да еще под его началом. Слишком правильно воспитаны эти военные. Тогда остается стартануть к полюсу прямо за сто метров перед ним. Ведь тот кто первый воткнет флаг, то тоже войдет в историю. В случае с Рейхстагом получилось именно так. Значит надо по-любому выпросить у Логинова флаг.

- А вы уверены, что вы сами не гребаный баран? – писал блогер Сулим в нескольких кварталах от Григорьева, отвечая на комментарий в своем блоге. – Вот подумайте и, если еще захотите написать мне какие-то оскорбления, знайте что я вычислю ваш ай-пи и встречусь с вами с адвокатом.
- Козлы, - подумал Сулим, и перешел к следующему комментарию.
Так как следующий комментарий был практически идентичен первому, Сулим также не сомневался в ответе.
- Закрой пасть, козлина, - отвечал он какому-то своему сослуживцу. – Эти премии, которые воруют и делят между собой наше командование должны распределяться честно между теми, кто их заслуживает.
Сулим захлопнул ноутбук и пошел жарить яичницу. Военная часть давно разделилась на его сторонников и противников, но на сайте Gorod48 обе стороны работали на него и добавляли ему хороший рейтинг. Его тема была абсолютно эксклюзивна, никто из блогеров больше не касался армейских разоблачений и любая статья Сулима выходила в лидеры автоматически.

Не спал в эту ночь и Логинов. То, что Мигита обещал подумать над его предложением, давало определенные надежды на успех. А значит экспедиция не за горами. Правда миллион долларов Мигита не даст, да и замораживать строительство студенческой общаги не станет, но какие-то деньги все-таки выделит. А значит надо позаботиться о том, какие роли раздать ее главным участникам.
- Правой рукой несомненно надо делать Лугового, - произнес Логинов вслух. – Украинский интеллектуал, сделавший карьеру в чужой стране без помощи каких-то влиятельных друзей, достоин стать одним из руководителей похода. В тоже время Луговому будет легче прокладывать лыжню для других, - в этом ему поможет его напористый характер. А, если перед его головой махать удочкой с куском сала, то скорость экспедиции возрастет в два раза. Должность начальника безопасности экспедиции несомненно надо отдать Григорьеву. Откуда мы знаем, что не столкнемся в Антарктиде с шайкой каких-то бандитов, так что опытный арестант может легко перетереть с ними определенные вопросы. Вполне возможно, что Григорьев захочет бунтовать, чтобы доказать, что он тоже претендует на лидерство. Ведь недаром он проигнорировал митинги за честные выборы, которые делали студенты. Ребята задели его самолюбие и не пригласили персональной открыткой. Но бунт можно пресечь, если доверить Григорьеву установку флага на полюсе. А флаг держать при себе, чтобы у него не было соблазна удрать из экспедиции. Что касается Беспяткина, Нестора и Сулима, то они должны быть тяговой силой экспедиции и осуществлять научные эксперименты. Эфа вполне сойдет за повара, а Тренера сделать ее помощником. Молодняк в лице Эмета и Спицына можно припахать таскать палатки. Держись, Антарктида!
Логинов бережно свернул карту и лег спать. Через несколько минут тоже самое сделали и все остальные члены экспедиции.

(Продолжение следует)
Tags: антарктида, блоггеры, липецк
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments