?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Оригинал взят у lipland в Проект "Храмы Липецка. Прошлое и настоящее". Троицкая церковь
Троицкая церковь «по своему наружному виду и внутрен­нему благолепию»
по праву принадлежала к самым вели­чественным и красивым хра­мам не
только города Липец­ка и его уезда, но и всей Тамбовской епархии. Храм
находился на Новоба­зарной площади города, куда в XIX в. переместился
городской рынок и где ежегодно 23 апреля проводилась Геор­гиевская
ярмарка. Ныне часть этой площади занимают Коммунальная пло­щадь и улица
Барашева, а на месте хра­ма находится футбольное поле стадио­на
«Металлург».




История строительства Троицкой церкви начинается 24 января 1828 г.
Липецкий купец Хренников от лица до­верителей — липецких купцов и мещан —
обратился тогда к епископу Там­бовскому Афанасию с просьбой о
доз­волении построить «на новой Базарной площади вновь каменным зданием
цер­ковь во имя Св. Троицы с двумя приде­лами, первым — образа Божией
Мате­ри „Всех скорбящих радость“, и вто­рым — Рождества честного
славного Пророка и Предтечи Крестителя Гос­подня Иоанна». Проситель
сообщал, что некоторые из доверителен и раз­ные благотворители
«пожертвовали суммы до десяти тысяч рублей; сверх того приготовлено
двести тысяч кирпи­ча». От лица доверителей он обещал обеспечить церковь
необходимым ко­личеством земли, в том числе под клад­бище, а также
построить дома для при­чта.


Вместе с прошением были пред­ставлены план и фасад храма.
Сообща­лось, что «место, предполагаемое для построения церкви
<...> удобное и способное <...> на торговой площади от
обывательских домов в длину восемь­десят, а в ширину шестьдесят сажен,
вольнонаёмный питейный дом состоит в 64 саженях, и тот не в виду — за
име­ющимися выстроенными по плану тор­говыми лавками».


Но богоугодное желание липецкого купца не сразу нашло поддержку даже в
самом Липецке. Некоторые священ­ники соседних городских приходов
вы­сказались против строительства ново­го храма, не желая уменьшения
коли­чества своих прихожан, а следователь­но, и доходов. Учитывая это
обстоя­тельство, Тамбовская духовная консис­тория, прежде чем дозволить
купцу строительство, просчитала количество дворов в приходах городских
церквей. И только найдя их достаточным, 8 янва­ря 1830 г. разрешила
строительство.


Епископ Тамбовский Евгений от­правил доношение об этом в Святей­ший
Синод, которое было получено в ноябре 1830 г. и рассмотрено Синодом 21
января 1831 г. В результате 6 февра­ля 1831 г. была наложена резолюция:
«построить дозволить» и «к Преосвя­щенному Тамбовскому для надлежащего
исполнения послать указ».


Предварительно проект необходи­мо было представить на утверждение в
Строительный комитет Министерства внутренних дел. 11 марта чертежи бы­ли
переданы в Строительный комитет, но не хватало ситуационного плана и
привязки на местности. Указом Сино­да от 24 марта недостающие чертежи
были затребованы и получены 22 июня того же года. 20 июля Строительный
комитет рассмотрел чертежи и нашел фасад «неблаговидным, а самый план
неудобным <...> Вследствие сего оный комитет составил новый проект
для по­строения церкви», выполненный архи­тектором А.И. Мельниковым в
русско-византийском стиле и представленный в Святейший Синод
обер-прокурором князем Мещерским. Этот план и был утверждён.


Началу строительства Троицкого храма предшествовал чудесный слу­чай,
известный в то время многим жи­телям города. Зимой 1829 г. в 10 часов
утра липецкие купцы и мещане, нахо­дившиеся на Старобазарной площади (в
полуверсте от Новобазарной, ны­не — пл. Революции), в течение получаса
наблюдали необычайное явление. То появляясь, то исчезая, в небе ярко
сиял позолоченными куполами, усы­панными звёздами каменный пятигла­вый
храм. И именно на том месте, где позже появилась Троицкая церковь.
Свидетелями этого события были око­ло 20 человек, которые, сняв шапки и
осеняя себя крестным знамением, бла­гоговейно смотрели на это чудо.
Со­гласно тому же источнику, ничего не знавший об этом видении липецкий
купец, потомственный почётный граж­данин и купец второй гильдии Алексей
Петрович Хренников (родился в быв­шем городе Романове в 1788 г.,
скон­чался 24 мая 1865 г. в Липецке. — Прим. авт.) и взялся за
хлопоты по строитель­ству храма. Хренников вёл торговлю скотом, салом,
хлебом, содержал мель­ницу, получал доход от рощи и распаш­ной земли. В
его семье было пять сыно­вей и две дочери. При этом не обладая большим
собственным капиталом и не рассчитывая особенно на скудные
по­жертвования, Алексей Петрович про­сил Преосвященного Евгения,
еписко­па Тамбовского, выдать разрешение и план на строительство
небольшого хра­ма.


Каково же было удивление Хренни­кова, когда консистория выдала ему
благословенную грамоту Преосвящен­ного Евгения на строительство
огром­ной пятикупольной церкви, к тому же, как оказалось впоследствии,
как две капли воды похожей на церковь, явив­шуюся липчанам в видении
1829 г. Рас­ценив это как промысел Божий, Алек­сей Петрович ревностно,
не жалея тру­дов своих и средств, принялся за со­оружение храма. И
вскоре его капитал чудесным образом начал стремительно увеличиваться,
что позволило доста­точно быстро вести строительные ра­боты. Такова
предыстория сооруже­ния Троицкой церкви, изложенная со­временником этих
событий — священ­ником Гавриилом Васильевичем Делицыным, служившим в
храме в 1845—1865-х г.


Строительство храма Хренниковым и прихожанами началось в 1832 г. по
благословению Преосвященного Евге­ния. По архитектуре Троицкая церковь
очень напоминала построенный Мель­никовым в 1830— 1836 гг.
Рождествен­ский собор в г. Кишинёве. Проект это­го собора был выполнен
архитектором в 1826 г., а проект Троицкой церкви в г. Липецке, согласно
отчёту Академии художеств, Мельников исполнил в 1831 г.


Однако некоторые легенды, быто­вавшие в Липецке в XIX — начале XX в.,
утверждают, что за образец для храма А.П. Хренников взял Троицкую
церковь в г. Борисоглебске Тамбов­ской губернии. По одному из вариан­тов
легенды, купцу приснился сон, в котором он находился в необыкновен­ном
храме. После пробуждения Хрен­ников и решил построить храм, но не знал,
как приступить к строительству. Требовался архитектурный план, но он не
мог его предоставить строителям, так как видел великолепный храм толь­ко
во сне. Поэтому и решил он поез­дить по городам России, надеясь
встре­тить такой же красивый храм. Как ут­верждали старожилы, Хренников
по­бывал в Борисоглебске и остановил свой выбор на храме Святой Троицы.


Для строящейся на Новобазарной площади церкви уже в 1832 г. был
назначен штат. А 20 мая т. г. решался во­прос об отмежевании земли для
цер­ковного причта «вновь строящейся церкви».


На плане г. Липецка 1834 г. Троиц­кая церковь показана как
строящаяся. Строительство велось несколько лет и за это время сменилось
несколько свя­щенников, окормлявших новообразо­ванный приход.


К 1840 г. строительство храма было вчерне окончено. На церкви
завершалось сооружение глав, начиналась кладка печей и каменных полов из
шлифованных плит, работал мрамор­щик Пётр Тимофеев Пучков. Иконы для
иконостасов писал живописец Афанасий Надежин.


Основные работы были окончены к 1842 г. и освящены все престолы, за
исключением главного. Продолжалась внутренняя отделка: настилание
ка­менных полов, штукатурка под мрамор и украшение интерьеров. К июню
1844 г. был выложен каменный иконо­стас главного престола. В 1845 г.
велась отделка на хорах и лепка карнизов ка­лужским мещанином Яковом
Василье­вым Сальниковым. Настенные роспи­си выполнил в 1846 г. художник
Пётр Мартынов.


Согласно свидетельству того же о. Гавриила Делицына, строитель
церк­ви А.П. Хренников испытывал затруд­нение в том, кому посвятить
престолы, которые предполагалось устроить на хорах с северной и южной
стороны. И однажды во сне ему явились Святители Николай Чудотворец и
Митрофан Во­ронежский, которые, осмотрев храм, указали своими жезлами на
верх церк­ви. Так престолы в верхнем этаже бы­ли посвящены св. Николаю
Чудотвор­цу (правый), св. Митрофану Воронеж­скому (левый) и освящены
епископом Тамбовским Николаем соответственно 8 и 9 октября 1841 г.
Посвящение при­дельного престола святителю Митрофану, епископу
Воронежскому, даже учитывая чудесное сновидение Хрен­никова, не было
случайным. Незадолго до этого, в 1832 г., в соседнем Воронеже состоялись
торжества по случаю про­славления и обретения мощей св. Митрофана,
которого издавна почитали и жители Липецка.


Кроме двух придельных престолов на хорах, два престола были устроены
слева и справа от главного: справа — во имя иконы Божией Матери «Всех
скор­бящих радость» (освящён в 1839 г.) и слева — во имя Рождества св.
Иоанна Предтечи (освящён в 1837 г.). Глав­ный престол был освящен только
28 мая 1848 г. Преосвященным Николаем, епископом Тамбовским, во имя
Святой Троицы.


Воздвигнутый храм был огромен и красив. Возможно, именно поэтому его
часто называли и называют собором. Общая стоимость строительства и
от­делки храма оценивалась современни­ками в сумму, равную 190 000
рублей серебром.


Объёмно-пространственная компо­зиция Троицкой церкви состояла из
двусветного кубовидного объёма, увенчанного пятью главами. В плане храм
представлял собой равноконеч­ный крест. Примыкавшие с четырёх сторон к
главному объёму здания пря­моугольные в плане выступы, восточ­ный, южный
и северный, украшали четырёхколонные портики с фризом, ук­рашенным
триглифами и метопами и фронтонами с дентикулами, а запад­ный —
полуколонны с капителями ио­нического ордера. Стены храма были
расчленены пилястрами, украшены треугольными сандриками и лепниной,
увенчаны карнизами с дентикулами. Массивные главы имели строгий де­кор —
окна и проёмы звонов обрамля­ли лишь карнизы и архивольты.


Пять куполов Троицкой церкви ук­рашали 468 звёзд: 176 на центральном и
по 73 — на угловых, а сами купола бы­ли выкрашены в голубой цвет.
Венча­ли купола небольшие главки с четырёх­конечными крестами.
Колокольни у Троицкого храма не было, и колокола размещались в двух
западных главах, в которых были устроены специальные звонницы. Среди
колоколов выделялся самый большой, весом 512 пудов 13 фунтов,
пожертвованный липецким купцом Василием Дмитриевичем Заболотским.


По свидетельству современников, Троицкая церковь являлась одной «из
великолепнейших в Тамбовской епар­хии как по архитектуре, так по
изяще­ству и богатству внутренних украше­ний». А вот другой отзыв об
этом хра­ме: Троицкая церковь «по архитектуре и живописи принадлежала к
лучшим церквям губернии».


Не менее величественно и изыскан­но, чем снаружи, выглядел Троицкий
храм изнутри. Площадь его составляла 1620 кв. саженей. Интерьеры храма
были оштукатурены под белый мра­мор. Стены, своды и четыре колонны также
были отделаны под мрамор. Пол, за исключением хоров, каменный.




В храме было пять иконостасов. Длина главного иконостаса 8 саж. 6
верш., высота 5 саж. 2 арш. 5 верш. Два придельных иконостаса внизу
имели длину 5 арш. 17 верш., высоту 7 арш. 8 верш. Два придельных
иконостаса на хорах каждый длиной по 5 арш. 12 верш., высотой 7 арш. 8
верш.


Иконостас главного алтаря был вы­ложен из кирпича и оштукатурен под
голубой мрамор, украшен деревянной с позолотой резьбой, карниз его
под­держивался колоннами белого цвета. Каменная арка над иконостасом
также была выполнена под голубой мрамор, вверху ее находился деревянный
вызлащенный крест высотой около 2 ар­шин. Перед крестом — два ангела в
рост человека лепной работы, покры­тые позолотой. Такие же ангелы, но
меньших размеров, располагались над южными вратами иконостаса перед
Евангелием, а над северными — перед Скрижалями. Царские врата главного
престола размером 6 арш. в высоту и 3,5 арш. в ширину сделаны из дерева и
украшены вызолоченной резьбой. Жи­вопись в иконостасе главного престола
была выполнена на полотне, а в приде­лах — «иконная, в нижних ярусах
обло­женная серебряными ризами».


По свидетельству современников, в иконостасах Троицкой церкви
священная живопись, выполненная на паруси­не, была «новейшего
итальянского вку­са». Особенно обращали на себя вни­мание картины,
пожертвованные гра­фом Кушелевым-Безбородко — «Рас­пятие Спасителя между
двумя разбой­никами», «Явление Спасителя Марии Магдалине в вертограде
по воскресе­нии», а также приобретенная храмо­здателем Хренниковым у
того же Кушелева-Безбородко картина «Принесе­ние Исаака в жертву».
Устройство иконостаса для главного алтаря начато было в 1846 г. и
завершено в 1847 го­ду.


В алтаре над главным престолом, от­деланным кипарисом, была устроена
стеклянная сень, поддерживаемая во­семью витыми стеклянными колонна­ми и
украшенная вызолоченной резь­бой, висящими хрустальными призмочками.
Напрестольная одежда была выполнена из бархата малинового цве­та, с трёх
сторон усеяна симметрично вышитыми золотом «отличной работы»
херувимами, а на западной стороне изображён крест и два ангела на
коле­нях, также шитые золотом, оценивае­мые в 1 000 рублей серебром. Из
достойных упоминания современников предметов церковной утвари в главном
храме можно отметить два Евангелия, св. Крест, чашу, дискос, звездницу,
как тогда говорили «лучшей работы», сере­бряные, вызолоченные, большого
раз­мера, с превосходными финифтяными изображениями, обложенными вокруг
бирюзой и другими камнями. Они бы­ли изготовлены фирмой Сазикова —
лучшего в то время в искусстве изго­товления церковной утвари мастера.
Всё это стоило 3 900 рублей серебром.


Строитель церкви А.П. Хренников пожертвовал храму плащаницу, вышитую
по малиновому бархату золотом и украшенную разными драгоценными камнями,
с деревянною, покрытой мес­тами позолотой гробницею, окружён­ной медной
решёткой. Храмовые хо­ругви также были шиты золотом, а кру­гом обложены
серебром. Поражал ис­кусством своей работы напрестольный ковчег весом
38 и ¾ фунта из плати­нового серебра, наподобие каменной горы, внутри
которой — гроб Спасите­ля с предстоящею Марией Магдали­ною и сидящими на
гробе двумя анге­лами. Над ковчегом было изображено Вознесение Христово
в сиянии, выли­тое из такого же серебра весом 2 фун­та 39 золотников.
Ковчег пожертвовал в 1848 г. липецкий купец Матвей Богомолов. Стоимость
его оценивалась в 1 530 рублей серебром.


К достопримечательностям Троиц­кого храма относились также
местночтимые Смоленская икона Божией Ма­тери в серебряной вызолоченной
ризе, украшенной камнями и стразами, на­писанная 3 декабря 1720 г. и
пожертво­ванная женой храмоздателя Хренни­ковой, и Нерукотворный образ
Спаси­теля греческой живописи в серебря­ной вызолоченной ризе,
украшенной бриллиантом и драгоценными камня­ми.


Особо почиталась прихожанами Иверская икона Божией Матери по чу­ду,
"бывшему от неё 31 июля 1874 г. «над повреждённым умом и расслабленным
всеми членами крестьянином с. Сырского Егором Перегудовым, ко­торый по
совершению пред иконою местным священником Каменским мо­лебна с
акафистом, освящении воды и окроплении ею больного пришел в со­знание и
стал ходить». Икона была при­несена в Троицкий храм из Задонского
монастыря 26 октября 1873 г., где суще­ствовало множество
«чудодействен­ных сказаний» о ней.


Библиотека Троицкой церкви на­считывала 600 названий книг.


В уважение великолепия Троицкого храма и особенно усердия прихожан,
немало сделавших для его украшения, в последовавшей резолюции епископа
Тамбовского на прошение липчан с 1851 г. разрешено было производить
«ежегодно при сей церкви святой об­ряд совершения артоса».


В 1899 г. в храме проводился ремонт. В это время его посетил
Преосвящен­ный Георгий, епископ Тамбовский и Шацкий, осмотревший только
постро­енное двухэтажное здание церковно­приходской школы.


Уже в 1911 г., как видно из докумен­тов, в церкви действовало водяное
отопление. В караулке над папертью была устроена утермартовская печь.


Много заботился о благоукрашении Троицкого храма и его ктитор —
личный почётный гражданин Николай Бо­гомолов, награждённый за свои
непре­станные труды в должности церковно­го старосты в 1908 г.
серебряной меда­лью «За усердие» на александровской ленте.


На 1848 г. — время завершения строительства храма — в его приходе
насчитывалось 246 дворов, в которых проживало 1 002 души мужского и 1
016 женского пола. В 1910 г. в прихо­де состояло 257 дворов горожан с
947 душами мужского и 1027 женского по­ла, а также «деревня Большая
Дикинская в 45 дворов со 185 душами муж­ского и 214 женского пола».
Умерших прихожан хоронили на Преображен­ском кладбище.



При входе в Троицкий храм с запад­ной стороны в подвальном помещении
находился склеп, в котором с разреше­ния епархиального начальства были
похоронены храмоздатель Алексей Пе­трович Хренников, его жена и двое его
детей.


Сама церковь была обнесена камен­ной оградою с тремя проездными
чугунными воротами, начатыми построй­кой в 1861 г. С западной стороны
огра­ды находились дом священника и про­сфорная, а внутри ограды с
восточной стороны Троицкой церкви — могила настоятеля храма протоиерея
Ксенофонта Павловича Петропавловского, скончавшегося в 1883 г. У церкви
были похоронены также протоиерей Иоанн Яковлевич Каменский, священник
Гав­риил Воскресенский и диакон Иван Те­рентьевич Преображенский.


У западных ворот храмовой ограды находилась деревянная, на каменном
фундаменте, обшитая железом часов­ня во имя св. Александра Невского,
по­строенная в память спасения импера­тора Александра II от покушения на
его жизнь в 1866 г.


Штат священно- и церковнослужи­телей Троицкого храма составляли два
священника, диакон и два псаломщика. Из дореволюционных настоятелей
храма необходимо отметить протоие­рея Иоанна Яковлевича Каменского,
служившего в нём с 1863 по 1909 г. Он родился в селе Каменном Липецкого
уезда в семье пономаря. В 1848 г. после окончания Тамбовской духовной
семи­нарии преподавал в Тамбовском духов­ном училище, в 1851 г.
рукоположен в священника к Вознесенской церкви с. Куликово Усманского
уезда. В 1860 г. перемещен к Христорождественскому собору Липецка. С
1863 г. и до конца своих дней служил в Троицкой церкви. Был отмечен
благословением Св. Си­нода, награждён камилавкой, скуфьёй, золотым
наперсным крестом, саном протоиерея, орденами св. Анны III сте­пени и
св. Владимира IV степени. Скон­чался протоиерей Иоанн Яковлевич
Каменский 11 октября 1909 г. в возрас­те 85 лет и был похоронен в ограде
Тро­ицкой церкви.


До революции в Троицком храме действовал прекрасный хор, который мог
бы «составить украшение и непро­винциального храма». Многие любите­ли
церковного пения специально стре­мились попасть в Троицкий храм, что­бы
послушать хор, на содержание ко­торого ктитор тратил до 5 000 рублей в
год.


Церковно-приходская школа при Троицком храме действовала с 1887 г.
Преосвященный Александр, епископ Тамбовский и Шацкий, посетивший школу в
1896 г., отметил, что ученики школы при Троицком храме, а их тогда
насчитывалось 80 человек, «поют всю обедню <...> и очень стройно
пропели несколько песнопений из литургии».


Первые годы занятия проходили в наёмной квартире, а в 1898 г. школа и
библиотека разместились на втором этаже построенного для неё каменного
двухэтажного здания. Школа занимала шесть комнат и коридор, отапливалась
четырьмя печами. Две комнаты из шес­ти были заняты кухней и комнатой
при ней, а в одной комнате находилась квартира учителя. Любопытна такая
подробность в описании внутреннего интерьера школы: на три классных
комнаты было 25 двухместных парт, три классных доски и в каждом классе
по иконе. Во время Первой мировой войны здание школы было отдано под
приют для детей-беженцев, а занятия проводились в послеобеденное время в
здании школы Вознесенской церкви. В 1915 г. заведующим и последним
за­коноучителем школы был протоиерей Иоанн Васильевич Смирнов,
законо­учителями — протоиерей Михаил Ива­нович Платонов и псаломщик
Василий Дмитриевич Виноградов, учителями — псаломщик Павел Васильевич
Архангельский и Людмила Петровна Остров­ская. В 1916 г. в школе
обучались 20 мальчиков и 16 девочек. Церковно­приходская школа при
Троицком хра­ме просуществовала до 16 апреля 1919 г.


Троицкой церкви перед революци­ей принадлежало 33 десятины и 800
квадратных саженей земли в 20 вер­стах от церкви. Земля была
пожертвована в 1903 г. прихожанкой Екатери­ной Ивановной Хренниковой, с
усло­вием, чтобы 2/3 дохода поступало на украшение храма, а треть — в
пользу церковнослужителей на вечный помин её родственников и служение
литур­гий в дни кончины и ангела. Земля сдавалась в аренду и приносила
500 рублей годового дохода.


Троицкой церкви принадлежал де­ревянный причтовый дом, мануфактурный
магазин и две каменные лавки на Троицкой (Новобазарной) площади,
построенные одновременно с храмом с западной стороны. Торговое
помеще­ние было пристроено к зданию церков­но-приходской школы в 1911 —
1912 гг. с северной стороны на средства липец­кого купца Дмитрия
Степановича Али­сова.


Величественный и богатый утварью Троицкий храм — гордость прихо­жан —
после революции 1917 г. разде­лил судьбу всех липецких храмов. 20 марта
1922 г. представителями совет­ской власти из Троицкой церкви были
изъяты серебряные ризы икон общим весом 3 пуда 27 фунтов 84 золотника и
серебряная утварь. Общий вес изъято­го составил 4 пуда 32 фунта 80
золотни­ков. Кроме того, было конфисковано 316 драгоценных камней, из
них 56 бриллиантов, 33 осколка бриллиантов и золотой перстень. Всего на
сумму 47 080 000 рублей. Предварительно была составлена опись, из
которой видно, насколько богат, в том числе и в худо­жественном смысле,
Троицкий храм. В описи много икон, украшенных сереб­ряными ризами: образ
Спасителя, св. митрополита Алексия, Марии Египет­ской, Божией Матери
«Всех скорбя­щих радость», Спасителя, сидящего на престоле, Знамения
Божией Матери, две иконы «Скорбящей Божией Мате­ри» (одна со стразами в
короне), две иконы святителя Николая, икона Бо­жией Матери «Достойно
есть», три иконы в одном киоте — Св. Пантелей­мона, Спасителя, Скорбящей
Божией Матери, иконы Смоленской Божией Матери, Иверской Божией Матери
(венец иконы со стразами), Божией Матери Целительницы, иконы св.
Па­раскевы Пятницы, святых. Николая Угодника и Иоанна Воина, Антипия,
Харлампия и Власия, Божией Матери «Живоносный источник», «Утоли моя
печали», Покрова Божией Матери, две иконы св. Тихона Задонского, икона
свв. Петра и Павла, Казанской Божией Матери, Св. Феодосия Черниговского с
эмалью, образ Владимирской Божией Матери с эмалью и стразами. Помимо
многочисленных икон, в описи значи­лись три Евангелия в серебряных
вы­золоченных окладах с камнями и стра­зами, молебное Евангелие в
серебря­ном окладе, три напрестольных сереб­ряных креста, два малых
серебряных креста, три серебряных вызолоченных потира, три дискоса, три
звездницы, две лжицы, два ковша, четыре тарелоч­ки, три ковчега, две
дароносицы, мирохранительница, хоругвь серебряная, лампада, пара венцов
серебряных, два кадила.


Настоятель Троицкого храма прото­иерей Иоанн Васильевич Смирнов и
церковный совет выступили против изъятия серебряного ковчега, который
«имеет художественное значение». Им удалось отстоять его, обменяв на 20
фунтов серебра. 24 марта община хо­датайствовала о замене других
изъя­тых вещей: креста весом 2 фунта 48 зо­лотников, сосуда 3 весом ф.
24 зол., дискоса весом 98 зол., звездницы весом 32 зол., ковчега весом 4
ф. 67 зол., ризы с иконы Божией Матери «Живонос­ный источник» весом
около 6 ф., двух предиконных лампадок весом по 2 ф.


Но простого ограбления Троицкого храма властям показалось
недостаточ­но — было принято решение о его за­крытии и приспособлении
под мастер­ские. Фактически же речь шла о его по­степенном уничтожении.
Сохранился акт осмотра «здания на Коммунальной площади, предназначенного
для мас­терских механической, слесарной, ли­тейной, кузницы»,
датированный 2 мая 1925 г. Но время наглого и варварско­го закрытия и
разрушения православ­ных святынь ещё не пришло, да и мно­гие верующие,
узнав о злодейском за­мысле, стали открыто возмущаться. Опасаясь
волнений среди липчан, 2 ок­тября 1925 г. Липецкий уисполком ре­шил
повременить с закрытием Троиц­кого храма и заключил с церковным советом
договор о передаче его в бес­срочное пользование общине верую­щих.
Прихожан принудили принять на себя ряд обязательств: «Мы,
нижепод­писавшиеся граждане, обязуемся бе­речь переданное нам народное
достоя­ние и пользоваться им исключительно соответственно его
назначения, при­нимая на себя всю ответственность за целость и
сохранность врученного нам имущества <...> в принятых нами
<...> богослужебных помещениях мы обязу­емся не допускать
<...> политических собраний враждебного советской влас­ти
направления, раздачи или продажи книг, брошюр, листов и посланий,
на­правленных против советской власти или её представителей,
произнесение проповедей или речей, враждебных со­ветской власти или её
отдельным пред­ставителям, совершение набатных тре­вог для созыва
населения в целях воз­буждения его против советской влас­ти...» По всему
видно, что советская власть была в это время не слишком уверена в
лояльности граждан и устой­чивости своего положения.


Как только внешне- и внутриполи­тическая ситуация изменилась, с
верующими обошлись по-другому: закры­тие Троицкого храма было оформлено
постановлением президиума облис­полкома ЦЧО от 5 февраля 1930 г.



Церковное здание по ходатайству Ли­пецкого РИК «предполагалось»
исполь­зовать «под учреждение культуры». Однако на самом деле в бывшем
Тро­ицком храме «временно» разместился монтажный цех
литейно-механического завода. Горсовет предложил заводу «немедленно
приступить к снятию принадлежностей религиозного куль­та» и
сосредоточить всё в алтаре. На следующий день Липецкое агентство
Госбанка вывезло из храма 42 кило­грамма серебряной утвари, которая ещё
сохранялась в храме после грабе­жа 20 марта 1922 г. В Государственном
архиве Липецкой области хранится любопытный документ — акт об изъя­тии
из Троицкой церкви двух икон, на­писанных на цинке: «...членом
горсове­та Колонтаевым и Неверовым взяты две иконы, писанные на цинке
весом 41 кг, для неотложного ремонта машин электростанции». Церковное
имущест­во же при этом было растащено. Пред­ставитель горсовета В.
Колонтаев, со­ставляя акт, записал: всего вывезено за 17—18 марта сего
года 40 возов. Всё это бесследно растворилось, даже те 39 предметов (по
другим сведениям, 53), что передали музею: «14 икон, Еванге­лие,
покрывала, коврики, книга-лето­пись Троицкого храма».


20 марта 1930 г. завод приступил к оборудованию в храме механического
цеха. К 6 апреля оборудование было смонтировано, а затем под звуки
духо­вого оркестра состоялось открытие производства. В подвале храма
храни­ли картофель.


Решение о закрытии Троицкого храма было утверждено ВЦИК только 24
октября 1930 г., когда под его свода­ми уже вовсю работали станки.
Допущенные при переоборудовании здания храма нарушения (во время снятия
крестов и демонтажа конструкций пе­рекрытий), размещение в храме
завод­ского оборудования и неправильная эксплуатация привели к тому, что
один из сводов рухнул. Основной причиной обрушения свода явились утрата
зам­ковых камней при снятии крестов и разрушении главок, а также
сильная вибрация от работы установленного оборудования. Под обломками
свода погибло несколько рабочих, и после этого Липецкий механический
завод освободил здание. Прихожане пытались было хлопотать о возвращении
храма общине верующих, но безус­пешно.


16 августа 1931 г. заместитель пред­седателя Липецкого горсовета
докладывал Липецкому райисполкому, что «в связи с развёртыванием
строитель­ства городского хозяйства» — электро­станции, бани, Дома
Советов и киноте­атра — городской Совет, учитывая "не­пригодность «под
какие бы то ни было цели культурно-общественного харак­тера», решил
разобрать здание Троиц­кого храма и весь материал употребить для
строительства. Фактически же к разрушению храма приступили до принятия
официального решения, о чём свидетельствует жалоба, поступив­шая во ВЦИК
от липчан Токарева, Про­нина и других, а также письмо Липец­кого
райисполкома от 13 августа 1931 г. Следовательно, документ от 16 августа
появился лишь для придания некой видимой законности этому акту
вандализма. В то же самое время «стро­ители светлого будущего»
совершенно «сбросили со счетов» то обстоятельст­во, что ещё в 1924 г.
директор Липецко­го музея М.П. Трунов писал о необхо­димости охраны
Троицкого собора как памятника истории и культуры. Сразу же после этого
по его ходатайству Тро­ицкая церковь г. Липецка и некоторые другие
объекты были включены в «спи­сок памятников искусства, старины, быта,
археологических и историко-революционных, находящихся на терри­тории
Тамбовской губернии и подле­жащих охране», а также в «список со­оружений
религиозного культа Там­бовской губернии, состоящих на учёте отдела по
делам музеев Главнауки» на­ряду с Христорождественским собо­ром и
Древне-Успенской церковью Ли­пецка.



Несмотря на это в 1931 г. Троицкая церковь была всё же снесена, а
кирпич частично использован для строительст­ва Дома связи, бани и других
построек. Горисполком, подчёркивая своё рве­ние и хозяйственную хватку,
рапорто­вал: «При разборке зданий церквей по­лучается материала 80%
годного и 15% половинок, а остальное щебень. При разборке Троицкой
церкви подвал как таковой остаётся цельным и передан в эксплуатацию ЗРК
Липецкстроя».


Позднее на образовавшемся после сноса Троицкой церкви пустыре
проводились ярмарки. Так, 30 октября 1935 г. здесь проводился праздник
колхозной деревни «День урожая и коллективизации» в масштабах всего
района с сельскохозяйственной вы­ставкой. В это время на площади ещё
сохранялась часть торговых корпусов, окружавших Троицкую церковь с
за­пада, севера и юга. А в 1936 г. горис­полкомом было вынесено
постановле­ние о строительстве на месте, где сто­ял Троицкий храм,
городского стадио­на.


В Липецком областном краеведчес­ком музее сохранились снимки фасада и
интерьера Троицкой церкви, выполненые до 1917г., очень интересна
боль­шая фотография внутреннего вида храма 1908 г., оформленная в
паспорту. На обороте паспорту надпись «Липецк. На память Анастасии
Яковлевны Котельниковой <...> от Василия Михайло­вича Терпугова,
1908 года 15 апреля». В музее хранится также и рельефный, покрытый белой
и розовой глазурью с позолотой изразец, который был подо­бран при
разрушении храма и как ре­ликвия полвека хранился в семье липчан
Белоголовых и Клоковых. Кроме того, в фондах музея находится медная,
смонтированная на деревянной доске табличка с текстом завещания купчихи
Хренниковой, пожертвовавшей сред­ства на внутреннюю отделку храма,
да­тированная 1903 г. Табличка поступила в музей в 1942 г. Все эти
экспонаты се­годня могут хотя бы частично дать представление о былой
красоте, вели­чии и богатстве разрушенного Троиц­кого храма.


Судьбу храма разделили и его свя­щеннослужители: Владимир Петрович
Петропавловский был приговорён к ссылке в Северный край на 5 лет,
даль­нейшая судьба его неизвестна, а Иван Яковлевич Цебриков
постановлением «тройки» УНКВД по Воронежской об­ласти от 15 октября 1939
г. приговорён к расстрелу.


Хочется надеяться, что вскоре у стен стадиона «Металлург» появится
часов­ня в память стоявшего некогда здесь прекрасного Троицкого храма,
его строителей и священнослужителей.



Использована информация книги Клокова А.Ю., Найдёнова А.А. «Храмы и монастыри Липецкой епархии. Храмы Липецка», 2006 г.




Comments

( 1 comment — Leave a comment )
livejournal
Oct. 24th, 2012 08:11 am (UTC)
Проект &amp;quot;Храмы Липецка. Прошлое и настоящее&amp;quot;. Т
Пользователь oksana_48 сослался на вашу запись в записи «Проект &quot;Храмы Липецка. Прошлое и настоящее&quot;. Троицкая церковь» в контексте: [...] Оригинал взят у в Проект &quot;Храмы Липецка. Прошлое и настоящее&quot;. Троицкая церковь [...]
( 1 comment — Leave a comment )

Latest Month

November 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars