Епинетово? Нет его!

Засосная, Крутые хутора, Подлякино, Епинетово, Мудиловка… В Сети ряд населенных пунктов Липецкой области постоянно попадает в списки с самыми «смешными, забавными и прикольными» названиями. Хотя, по сравнению с соседним, воронежским Хреновым, пермской Тупицой, псковским Сучкино, или подмосковным Лохово, смеяться тут негде. Да и над перечисленными смеяться не стоит. Любое село это история, и это, прежде всего люди. Чаще всего – замечательные. И совсем смеяться не хочется, когда выясняется, что объекта веселья нет и в помине.

Взять, к примеру, село Епинетово, часто дополняющего смешливый список. Посмотрели по карте – действительно, такое село есть, оно расположено рядом с прудом, что сулило хорошую «картинку». И будучи с оказией в Чаплыгинском районе, решили заглянуть в гости к епинетовцам. Ведь это старинное село, упоминаемое впервые в 1771 году.

Путь в село оказался неблизок. Пиково, Ломово, Топтыково, Заново, Бычки – указатели показывают направление в села с не менее интересными названиями. Но нам – в Епинетово! Ведь согласно каталогу «Усадебное наследие Липецкого края»: «Сельцо Рудёнки, Епинетово впервые упоминается в документах Генерального межевания за 1771 г. Описание же этого дворянского гнезда старинного служилого рода Похвисневых встречается в «Экономических примечаниях к Генеральному межеванию», относящихся к 1790-м гг.: «Сельцо Руденки Епинетово тож титулярного советника Петра Данилова сына Похвистнева, дворов – 99, по 5 ревизии душ мужского пола – 140, женского – 139. Под селением – 9 дес., пашни – 173 дес., сенных покосов – 90, леса – 12, неудобных мест – 3 дес. 732 кв. саж., всей земли – 387 дес. 732 кв. саж. Селение на правой стороне речки Руденки и по обе стороны безымянного отвершка. На коих по пруду, в них ссажена рыба.

Дом господский деревянный с иррегулярным плодовитым садом. Речка бывает в летнее время шириною на сажень, глубиною в четверть аршина, в ней рыбы нет. Жители водою довольствуются из реки и прудов. К употреблению здорова. Грунт земли иловатый, по удобривании на ней лучше родится рожь, овёс и греча, а прочие семена средственны. Сенные покосы хороши. Лес строевой и дровяной: берёзовый, осиновый, ольховый, дубовый и липовый. В нём бывают звери: зайцы и горностай, и птицы: соловьи, дрозды, скворцы. Крестьяне на пашне. Женщины упражняются в обыкновенных рукоделиях.

Похвисневы – старый русский дворянский род, который вёл своё происхождение от выехавшего из Польши к великому князю Василию Ивановичу Панфила (в крещении – Иван). Стольник Михаил Михайлович Похвиснев в 1685 г. был пожалован вотчинами за службу во время войны с Турцией и крымским ханом. Внук Василия, Михаил Семёнович, в чине капитана лейб-гвардии Измайловского полка принимал деятельное участие в перевороте 1762 г.; впоследствии он был первым почётным опекуном и сенатором в Москве; известен как ближайший сотрудник И.И. Бецкого в деле устройства Московского Воспитательного Дома. Род Похвисневых был внесен в VI часть дворянских родословных книг Орловской и Рязанской губерний…»

Воображение рисовало старинное село с остатками былой дворянской роскоши, такие еще кое-где встречаются на липецкой земле.

Путь в Епинетово лежит через Троекурово Чаплыгинского района, село-«столицу» муниципалитета в который до сих пор и входит Епинетово. Неудачно попали на перерыв в администрации, и удержать нас от поездки было некому. Хотя, следовало бы.

Первый встречный на дороге человек показал путь, при этом обмолвившись, что троекуровцы туда летом ездят на пруд, а так там больше ничего интересного и нет.

- Да вот, тетя Фима оттуда родом, она вам расскажет, - показывает случайный путник на ближайший дом.

На порожке нас встречает некогда коренная епинетовка Серафима Викторовна и разочаровывает:

- Ребята, я давно там не была, может там уже ничего и не осталось. Замуж вышла лет 40 назад, так и перебралась в Троекурово. А так было обычное село, много дворов, школа начальная была, клуб. Не могу вам сказать, осталось ли что. Но точно скажу, что людей там нет!

- Как нет? Вообще?

- Вообще…

Не верим, и решаем «добить тему» до конца. Подвозим до самой околицы села еще одного местного жителя Володю, он нам показывает, куда ехать дальше.

Путь идет по полям. Благо подморозило, и грязь – гранитная, иначе не проехали бы. Поля вокруг ухожены, вспаханы под зиму, одно поле убрано от кукурузы, кое-где валятся початки и их подъедает отара овец. Овечки с баранами весело блеют, играют, бодаются, размножаются. Дальше начинается небольшой овраг, внизу которого пруд. Тот самый, епинетовский.

Пруд с мощной, новой плотиной, дорога по которой даже отсыпана щебнем. И вокруг – ни кола ни двора. Е-пи-не-то-во! Как нас и предупреждали - нет его, этого Епинетова!

С плотины пруда виднеются стены какой-то постройки. Продираемся сквозь кленовую рощицу в которой встречаются и дикие яблони, к ней. Остатки старого шлаконабивного дома. И все. Округ сколько не смотри – ничего жилого. Больше ни одного строения. И лишь одиноко торчащий обожженный пожаром какой деревянный кол, похожий на угол сруба, или массивную старинную коробку двери.

Украшение ноябрьского пейзажа – пруд, уже замерший, и на обратной стороне его плотины – урочище. Летом здесь наверняка – красиво и зелено. И чем еще хорошо – безлюдно. О том, что народа здесь не бывает, говорит отсутствие какого-либо намека на мусор. Кругом – ни пластиковой посуды, ни баклажки, ни соринки. И даль дальняя, почти уже не липецкие земли. То и дело на телефон приходят сообщения мобильных операторов соседней области: «Мы приветствуем вас на рязанской земле…»

Окидываем взором место, где некогда располагалось село барина Похвиснева, чей внук был участником дворцового переворота, в результате которого свергли императора Пётр III и на престол взошла его жена Екатерина II, немка, встряхнувшая всю Империю. И императрица Екатерина преобразит Россию, построит новые города, благодаря ей появится Липецк, как город.

Окидываем взором «мерзость запустения», кресты столбов с которых давно уже срезаны провода, и едем в администрацию села, где нам расскажут, что из всего епинетовского на балансе у них осталось лишь гидротехническое сооружение, да лес. А из последнего дома люди выехали аж в далеком 1986-м. Как раз в стране полыхала перестройка, в результате которой, с тех самых злополучных середины 80-х и до наших дней с лица земли в Липецкой области стерты более 450 сел и деревень.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded