Sokolsky (sokolsky_mg) wrote,
Sokolsky
sokolsky_mg

Categories:

Олимпийская лихорадка

Нынешний август выдался в Сочи прохладным, гудящим от олимпийский строек днем и ночью, и стоящий часами в пробках. Отпуск президента России и премьер-министра Правительства добавлял напряжения сочинцам. Визиты депутатов Госдумы и президентов Германии, Финляндии и Израиля, спецвыезды из резиденций Медведева и Путина в Красной Поляне, ввергли Сочинский регион в транспортный коллапс. Таким я увидел Сочи отправившись туда отдыхать в начале августа. Кроме отдыха, также я решил совместить приятное с полезным - ради репортерского интереса попробовал устроиться на работу на возведение олимпийских объектов. В общем, начинаю свой длинный рассказ. За ошибки прошу строго не карать. Выверять и править времени нет.

Дальняя дорога: М-4 переваривает автопоток с трудом

В неблизкий путь от Липецка до Сочи, автор данной путевой заметки с семьей отправились в этом году на автомобиле. Такое решение созрело в результате «антикризисных» подсчетов транспортных расходов на отпуск. На ж\д билеты выходило потратиться в районе 8-10 тыс. рублей туда и обратно на четырех членов семьи, бензин же обходился втрое дешевле, что и сыграло решающую роль. Однако специфика автопутешествия для нас оставалась неизвестной, и уже на выезде из Воронежской области о затее автопробега «Липецк-Сочи» пришлось горько пожалеть.

Трасса М-4 в этом году ударными темпами реконструируется, дорожное ведомство России спешит решить одну из главных бед государства, дабы обеспечить доставку строительных материалов и других грузов на возводимые олимпийские объекты в Сочи и не иметь бледный вид, когда многочисленные гости рванут на юг страны смотреть олимпийские соревнования в 2014 году. Аврал дорожников очень хорошо заметен, когда покидаешь приделы Воронежской области. Наши соседи, и это нужно отметить, свой участок федеральной трассы М-4 привели в божеский вид, проложив одностороннее движение. Сейчас только остаются мелкие доведения дороги до ума, кое где еще остаются участки с двусторонним движением, но от водителей в адрес воронежцев можно услышать только похвалу. Чего не скажешь о ростовском участке М-4.

Сразу от границы с Воронежской области начинается бардак на дороге. «Односторонку» от границы с Воронежской областью, до Миллерово и дальше, дорожники «лепят» наспех не считаясь с теми, кто по ней едет. Участки односторонней трассы делают в шахматном порядке, то и дело двуполосное движение переходит в одну. Наспех наляпанная разметка, в основном поверх прежней, взаимоисключающие дорожные знаки приводят к образованию огромных пробок, в которых застревают и грузовики с «олимпийскими» стройматериалами, и курортники на легковых авто.
После Миллерово, до Ростова еще куда не шло, но на въезде в пригород снова ремонт дороги, где мы и пропарились 2 часа с гаком в пробке. Одно радовало, что до сих пор нас ни разу не тормознули
многочисленно окормляющиеся по всей М-4 «гайцы» со спрятанными в кустах видеокамерами-фиксаторами. Было очень заметно, что их главной добычей являлись автомобили с московскими номерами и до какого-то там «сорок восьмого региона», вечно безденежной провинции им просто стрёмно опускаться. За что огромное спасибо родной ГИБДД!



Горный серпантин – будь он не ладен!

С горем десять пополам, теряя драгоценное отпускное время в пробках, через, почти 18 часов, наша семейная отпускная автоконцессия добралась таки до Горячего Ключа, преодолев более 800 километров. Появились горы, за которыми уже располагалась долгожданная Джубга и повеяло морским бризом. Но, оказывается, для неподготовленных водил и пассажиров, тут и начинается самое интересное! Для нас, привыкших ездить в сочинский регион на поезде, который следует до Туапсе, а дальше по прямехонькой железке вдоль берега Черного моря, горный серпантин оказался настоящим сюрпризом. Причем, очень неприятным.

150 километров от Джубги до Сочи можно сравнить с аттракционом «русские горки». В прямом смысле и без преувеличений. Путь до Туапсе еще куда ни шло, но дальше идут сплошные перевалы с перепадами высот, крутые повороты, порой в 180 градусов, при том, что сама трасса Новороссийск – Батуми очень узка. С первых километров пути от Джубги в сторону Сочи, с непривычки от «кривляний» по серпантину начинает кружиться голова, от перепадов высот закладывает уши. Но если отпускники на машинах, могут прекратить свои мучения остановившись в начале пути в каком ни будь Лермонтово или Новомихайловском, что собственно зачастую и происходит, то грузовикам с строительными материалами, кровь из носу (в прямом смысле слова) нужно тянуть до Сочи. И серпантин начинает забиваться тромбами из грузовиков.

Практически еженедельно на сочинских серпантинах случаются страшные аварии. Всю эту ситуацию усугубляют местные джигиты - таксисты и просто автомобилисты, не церемонящиеся на дороге, гарцующие на своих машинах как на скакунах. Из-за горячих кавказских гонщиков, не один грузовик улетел с перевала, о чем свидетельствуют дыры в символическом (что есть, то есть и с этим не поспоришь) ограждении и свежие венки на условных обочинах серпантина, а также сводки сочинских СМИ.

Ближе к Сочи просто пробки становятся огромными тромбами, пробиться из которых, кажется, нет никакой возможности. На подъезде к Лоо, огромный транспортный тромб лишает всяких надежд двигаться дальше, сцепление «Тойоты»  не выдерживает, нагревается и начинает дымить. В «кармане» последнего перед Лоо перевала решено останавливаться. Рядом тормозят такое же бедолаги-иномарки из Рязани, Тулы, Краснодара, открывают дымящиеся капоты. Кажется, что лишь отечественным авто «русские горки» нипочем. Но и они стоят как вкопанные, но хотя бы не «горят». Настроение падает от мысли о том, что если полетит сцепление, то сочинские автосервисы отремонтируют нашу «япошку» как раз на всю сумму отпускного бюджета...


 Привал на перевале возле Лоо

В результате, возле Лоо, и с последующим там отдыхом, мы потеряли 5 часов. Но уже вечером, на вторые сутки путешествия, повезло - домчались до Сочи, а затем до Адлера довольно-таки быстро. Однако все последующие поползновения выехать на сочинские дороги оканчивались крахом – в пробках приходилось застревать всерьез и надолго. То, что творится в Сочи, можно назвать транспортным коллапсом. И это не будет преувеличением.
Здорово добивают эту ситуацию многочисленные спецвыезды. В августе, как известно, в Сочи отдыхали президент России Дмитрий Медведев и премьер правительства Владимир Путин. Их желание проинспектировать сочинские дороги воочию за рулем автомобилей, как то было 11 и 12 августа, оборачивались транспортной параличом. Ради президентско-премьерской забавы перекрывались все дороги по пути их следования, и ситуация становилась просто катастрофической.
То же ситуация возникала когда летнюю столицу посещали депутаты Госдумы, вызванные на совещание в Красную Поляну, и во время визита в Сочи президентов Финляндии, Германии и Израиля в середине августа. Казалось, спецвыезды приведут водителей к шоферскому бунту. Впрочем, местные жители научились ездить во время спецвыездов  – пристраиваются сзади кортежа и чешут хоть по встречке, пока их не скинет с хвоста охрана. Тоже проделывают ушлые водители и со спецавтомобилями – каретами «скорой помощи», милицией и ДПС, мчащимися расталкивая всех.

Олимпийские объекты только начинают строиться

Между тем и вопреки всему Сочи и его районы живут своей курортной жизнью. Не смотря на непривычно холодную, от 22 до 27 максимум градусов тепла, погоду в нынешнем августе, Большой Сочи сверкает по вечерам огнями, орёт музыкой из заведений, галдит хором отдыхающих. И, самое главное, все-таки в Сочи началось строительство олимпийских объектов. Точнее в Адлере осуществляется начальная стадия их возведения. Уже проходит реконструкция транспортной развязки и прокладка тоннеля, которые соединят Сочи-центр и Красную Поляну, где пройдут горнолыжные соревнования. В Имеретинской долине, после череды скандалов связанных с переселением местных жителей и чуть ли не вылившихся в массовые беспорядки, наконец-то строители приступили к возведению ледового дворца. Пока идет заливка фундамента, но уже на этой стадии приняты все меры безопасности. К дворцу спорта невозможно подобраться и на пушечный выстрел. Подъезжающие бетономешалки и другие грузовики, доставляющие стройматериалы проверяются очень тщательно, вплоть до обследования миноискателями. Власти очень боятся повторения трагедий, таких как со строительством стадиона в Грозном, когда во время его возведения под главную трибуну была заложена и забетонирована в колонны взрывчатка, впоследствии уничтожившая президента Чечни Ахмада Кадырова.
Но, главное проблемой олимпийской стройки, остается доставка в Сочи стройматериалов, которые везти из-за хребтов Западного Кавказа трудно и дорого. А ведь в Сочи, кроме 14 основных олимпийских, предстоит возвести до 2012 года и еще около 230 спортивных и инфраструктурных объекта!

Как Дерипаску "развели" на морской порт

Российская власть и «Олимпстрой», нашли логичный выход их создавшейся ситуации - в строительстве морского грузового порта в Адлере для обеспечения олимпийских строек материалами, в обход серпантинов. Место для порта выбрали классное –левый берег Мзымты, место прилегающее к Имеретинскому заповеднику. Все возмущения «зеленых» тут уже никого не волнуют, главная цель – зимняя Олимпиада 2014 года. Любой ценой!



Еще в 2005 году на берегу бухты, у устья реки Мзымты, на выходе адлерской улицы Цветочной на Голубую, появились зеленые столбики-ограждение. Людская молва сразу распознала – тут хочет построить яхтинг владелец «Базового Элемента» Олег Дерипаска. Ведь одна единственная стоянка яхт, переполненная донельзя – в Сочи, и многие состоятельные россияне, включая сочинцев, не покупали яхт из-за отсутствия других стоянок. Молва подтвердилась в конце прошлого года, когда в районе дикого пляжа бурно закипело строительство. Правда строить начали не яхтинг, а грузовой, восьмипричальный порт с «последующим перепрофилированием в инфраструктуру яхтинга» как гласит баннер на ограждении порта. Строят порт структуры БАЗЭЛа. Местные ехидно хихикают по этому поводу: «Ага, сейчас, портов на российском черноморье кот наплакал, и кто-то станет перепрофилировать адлерский грузовой в яхтинг! Знай, олигарх, строй, на благо страны и Олимпиады»…



Но, не все местные злорадно смеются, многие горько плачут. Некогда улица Голубая, вся была застроена отелями, мини-гостиницами, огромными домами «под отдыхающих», а теперь тут далеко не курорт, а порт закрывший побережье, который должны сдать в конце 2010 года. Весь курортный бизнес насмарку, а банки требуют возвратов многомиллионных кредитов. Для большинства этой части Имеретинки произошла трагедия. Однако, пока спасают местных домовладельцев строители порта. Работодатели селят их в гостиницы на Голубой и других прилегающих улицах.

Бригада: три рижанина и два армянина

После пяти дней отдыха, во мне проснулся журналист. Как-то подумалось: «А что если попробовать устроится на работу на один из олимпийских объектов?! Это вообще, реально?».
Оказалось, более чем. Правда, имелось одно преимущество – по соседству проживала целая бригада бетонщиков. Всего-то и нужно было разыграть из себя проигравшегося, протратившегося курортника, чтобы напросится на подработку, дабы заработать и уехать домой. «Да хоть постоянно!» - заявил бригадир бетонщиков Николай. Только посмотрю, какой из тебя работник, и приму тогда окончательное решение. Испытательный срок- пара недель». После этого ударили по рукам.
Работать предстояло мне как раз в адлерском порту. Точнее на одном из его участков, где бригада рижанина Николая отливала из бетона волнорезы. В этой бригаде опытного портостроителя Николая, трудились еще четыре человека – двое его земляков – Юра и Володя, и двое армян – Гарик и Сэмо. Армяне приехали из Таганрога, куда их из Карабаха вывезли родители в 90-х. В Таганроге молодые люди, коим по 22 года, долго мыкались в поисках работы, пока кто-то не посоветовал им ехать в Сочи, на строительство олимпийских объектов.

Рижане тоже приехали в Сочи целенаправленно, в поисках работы, так как по их словам, в Латвии нынче живется не сладко – Евросоюз позакрывал почти все предприятия, латыши подались на заработки на Запад, русскоязычные, такие как Николай и бывший инженер-механик по обслуживанию самолетов-истребителей Володя, – в Россию.

Если все получиться, Николай обещал зарплату как у «зеленых» армян Гарика и Сэмо – 35 тысяч. С оплатой еженедельно. У русских прибалтов, заработок составлял – 45 тысяч рублей. Очень, и даже очень не плохо по сравнению с окладом липецкого журналиста! Плюс к этому, «фирма» оплачивала ежедневный проезд до места работы на такси (400 рублей туда и обратно) и проживание в частном секторе или мини-гостинице без особых удобств из расчета 250 рублей в сутки. Не хило!
Правда, пришлось задать Николаю несколько неудобных вопросов по поводу случающегося кидалова с зарплатой на этих хваленых сочинских олимпийских объектах. На что тот признал – задержки выплат бывают, но буквально на несколько дней, а полное кидалово по зарплате устраивают субподрядные организации из регионов, откуда субподрядчики и везут рабочих. Бригада же Николая – птицы свободного полета, работающие по принципу советских шабашников. Они взяли подряд на отливку 3 тысяч волнорезов. За них им и идет плата. После выполнения задачи – поиски новой работы. Пока же на момент моего трудоустройства было отлито 1200 волнорезов. То есть почти половина договорной нормы. Интересный факт, на работу официально не оформляли, зарплата – мимо кассы, наличманом, в конверте. Впрочем, мне, обанкротившемся на курорте отпускнику, какая разница?!

Пахал как «фраер» от зари и до зари,
целых… два дня!


Звонок на мобильный от Николая поднял меня в шесть утра. Через полчаса я уже был на участке. Работа предстояла не очень сложная. Сначала нужно смазать маслом-отработкой и собрать форму-опалубку для волнорезов (сами волнорезы имеют интересную форму буквы «Z» в трехмерном измерении). Впятером справляемся с этим легко. Затем заказываем по мобильному у босса (так и оставшегося для меня неизвестным) бетон. Через пару часов, минуя каким-то чудом пробки, приходит груша-бетономешалка и начинаем лить. Мне, как самому «молодому» достается очень ответственная работа – вибратором месить в форме бетон, чтобы в нем не осталось воздушных пузырей. Заливается полформы и фигачиш бетон вибратором, затем наполняешь до конца и снова – вибратором. С пятой формы, у журналиста, последние годы не орудовавшего ничем кроме, компьютерной клавиатуры, начались первые признаки вибрационной болезни. В перекурах трясло как с большого бодуна или при тропической лихорадке. После десятой формы тряслись горы, мост через Мзымту, Красная Поляна, на которой отдыхал президент, и хребты соседней Абхазии. Рижско-армянская бригада, глядя на меня, не скрывала усмешек. К пятнадцатой форме журналиста с хитрой легендой начали посещать мысли о возможной кончине от трясуна. Но норма – двадцать форм, как хочешь, так и выкручивайся. И аккурат к восьми вечера мы ее выполнили! Теперь сохнуть волнорезом трое суток. А завтра нам заливать новые.

 Формы

Готовые волнорезы

Ночью спалось плохо, продолжало трясти и снился процесс заливки бетона. В шесть утра снова разбудил звонок рижских портостроителей с их долбанными волнорезами буквой «Зю». Следующий день выдался как ксерокопия предыдущего. Но, успокаивала мысль, что после этой смены, я пошлю к чертовой бабушке весь этот дерипасовский «олимппортострой». Что и сделал после долгой, в нарушении трудового кодекса, смены.
 
С «бугром» Колей расставались легко. Отпускал он работничка, как списывает капитан корабля позеленевшего от качки слабого матроса на берег. С легкой душой и обещанием в начале следующей недели выплатить заработанные мною с вибратором в руках целковые. На трясущихся от вибрационной болезни ногах я ковылял до «номеров» в мини-гостинице. Грело душу одно – завтра трясти будет карабахских армян Гарика и Сэмо, а я поеду в Абхазию, буду гордиться своим вкладом в олимпиаду в Сочи в виде изготовленных собственными руками портовых волнорезов и отходить от кандрашки на пляжах Гагры и Пицунды. Так оно и вышло, но, то уже отдельный рассказ.

 
Tags: М-4, Сочи-2014
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments